Только лучшие рефераты рунета    
 
 

Партнеры:



 
 






План

1.Сознание как форма жизнедеятельности человека, способ духовной ориентации и преобразования мира, инструмент познания реальности.               3

2.Материальные предпосылки возникновения сознания. Качественное изменение форм отражения на различных уровнях развития материи.                                              3

3.Сознание и мозг. Техническое и физиологическое. Взаимосвязь сознательного и бессознательного в психики человека.                                                  3

4.Сознание и язык. Идеальное и материальное. Сознание и самосознание        3

Список литературы.                                                                                         3

1.Сознание как форма жизнедеятельности человека, способ духовной ориентации и преобразования мира, инструмент познания реальности.

Человек владеет прекрасным даром - разумом с его пытливым полетом как в отдаленное прошлое, так и в грядущее, миром мечты и фантазии, творческим решением практических и теоретических проблем, наконец, воплощением самых дерзновенных замыслов. Уже с глубокой древности мыслители напряженно искали разгадку тайны феномена сознания.

Сознание - это высшая, свойственная лишь человеку форма отражения объективной действительности, способ его отношения к миру и к самому себе, который представляет собой единство психических процессов, активно участвующих в осмыслении человеком объективного мира и своего собственного бытия и определяется не непосредственно его телесной организацией (как у животных), а приобретаемыми только через общение с другими людьми навыками предметных действий. Сознание состоит из чувственных образов предметов, являющихся ощущением или представлением и поэтому обладающих значением и смыслом, знания как совокупности ощущений, запечатленных в памяти, и обобщений, созданных в результате высшей психической деятельности, мышления и языка. Таким образом, сознание является особой формой взаимодействия человека с действительностью и управления ею.

В течение многих веков не смолкают горячие споры вокруг сущности сознания и возможностей его познания. Богословы рассматривают сознание как крохотную искру величественного пламени божественного разума. Идеалисты отстаивают мысль о первичности сознания по отношению к материи. Вырывая сознание из объективных связей реального мира и рассматривая его как самостоятельную и созидающую сущность бытия, объективные идеалисты трактуют сознание как нечто изначальное: оно не только не объяснимо ничем, что существует вне его, но само из себя призвано объяснить все совершающееся в природе, истории и поведении каждого отдельного человека. Единственно достоверной реальностью признают сознание сторонники объективного идеализма.

Если идеализм вырывает пропасть между разумом и миром, то материализм ищет общность, единство между явлениями сознания и объективным миром, выводя духовное из материального. Материалистическая философия и психология исходят в решении этой проблемы из двух кардинальных принципов: из признания сознания функцией мозга и отражением внешнего мира.

Гельвеций говорил:

“Чувства составляют источник всех наших знаний... Мы располагаем тремя главными средствами исследования: наблюдением природы, размышлением и экспериментом. Наблюдение собирает факты; размышление их комбинирует; опыт проверяет результат комбинаций...

...всякое наше ощущение влечет за собой суждение, существование которого, будучи неизвестным, когда оно не приковало к себе нашего внимания, тем не менее реально”[1].

Данный фрагмент может служить иллюстрацией теории ассоциаций, приверженцем которой являлся Гельвеций и на основе которой он объяснял природу сознания. Ее суть: последовательно возникающие в мозгу ощущения накладываются друг на друга и образуют “пучок ощущений”. Эти ощущения являются образами объективной действительности, а возникающий на их основе логический мыслительный процесс закономерно отражает объективную причинную связь вещей и явлений.

Мнение З.Фрейда:

“Быть сознательным - это прежде всего чисто описательный термин, который опирается на самое непосредственное и надежное восприятие. Опыт показывает нам далее, что психический элемент, например, представление, обыкновенно не бывает длительно сознательным. Наоборот, характерным является то, что состояние сознательности быстро проходит; представление в данный момент сознательное, в следующее мгновение перестает быть таковым, однако может вновь стать сознательным при известных, легко достижимых условиях. Каким оно было в промежуточный период, мы не знаем; можно сказать, что оно было скрытым (латент), подразумевая под этим то, что оно в любой момент способно было стать сознательным. Если мы скажем, что оно было бессознательным, мы также дадим правильное описание. Это бессознательное в такое случае совпадает со скрыто или потенциально сознательным...

Понятие бессознательного мы, таким образом, получаем из учения о вытеснении. Вытесненное мы рассматриваем как типичный пример бессознательного. Мы видим, однако, что есть двоякое бессознательное: скрытое, но способное стать сознательным, и вытесненное, которое само по себе и без дальнейшего не может стать сознательным... Скрытое бессознательное, являющееся таковым только в описательном, но не в динамическом смысле, называется нами предсознательным; термин «бессознательное» мы применяем только к вытесненному динамическому бессознательному; таким образом, мы имеем теперь три термина: «сознательное» (Bw), «предсознательное» (Vbw) и «бессознательное» (Ubw)”[2].

Философия ставит в центр своего внимания как основной вопрос отношение материи и сознания, а тем самым и проблему сознания. Значение этой проблемы обнаруживается уже в том, что вид, к которому принадлежим мы, люди, обозначают как человек разумный. Исходя из этого, можно с полным правом сказать, что философский анализ сущности сознания исключительно важен для правильного понимания места и роли человека в мире. Уже поэтому проблема сознания изначально привлекала самое пристальное внимание философов при выработке ими исходных мировоззренческих и методологических установок.

При этом рассмотрение отдельных аспектов сознания как специфически человеческой формы регуляции взаимодействия человека с действительностью в рамках различных дисциплин всегда опирается на определенную философско-мировоззренческую установку в подходе и сознанию. Это придает решению вопроса о природе сознания с философских позиций особый, дополнительный смысл и значение. При этом философия, в отличие от других наук, исследует общую природу сознания, изучает его прежде всего под углом зрения своего основного вопроса.

Идеалистический подход фактически мистифицирует сознание, поскольку рассматривает его в качестве продукта души, превращая сознание в нечто таинственное и недоступное рациональному, с научных позиций исследованию. Материализм, напротив, снимает с сознания покров таинственности и исходит из того, что оно есть функция мозга, во-вторых, рассматривает сознание как отражение материи, отражение внешнего мира и, наконец, с материалистической точки зрения оно является продуктом развития материального мира. При подобном подходе оказывается, что сознание при всей его сложности вовсе не является чем-то абсолютно непостижимым и непознаваемым.

Действительно, значительный материал о физиологических основаниях сознания могут дать исследования физиологии высшей нервной деятельности, поскольку сознание органически связано с материальными, физиологическими процессами в мозгу, выступает как специфическая сторона. Обширные данные для понимания сознания дает исследование человеческой деятельности и ее продуктов, поскольку в них реализованы, запечатлены знания, мысли и чувства людей. Наряду с этим сознание проявляется в познании, вследствие чего и этот источник, изучение познавательного процесса, открывает различные стороны сознания.

Наконец, очень тесно можно сказать, органически связаны между собой сознание и язык, в силу чего и научный анализ такого явления, как язык во всей его многосложности, немаловажен для осмысления сущности, природы сознания. При этом главное, о чем следует постоянно помнить, состоит в том, что «нельзя отделить мышление от материи, которая мыслит». Сознание, как и материя, это реальность. Но если материя это объективная реальность, характеризующаяся самодостаточностью и самообоснованностью, то сознание - это реальность субъективная, это субъективный образ объективного мира. Оно не существует само по себе, а имеет основание в ином, в материи. Иными словами, диалектико-материалистический подход к сознанию исходит из примата бытия по отношения к сознанию, что не только не исключает, а предполагает, что сам способ бытия человека в мире всегда предполагает сознание, что человеческая деятельность вся пронизана сознанием и без него не существует. Но бытие - более широкая система, и сознание выступает как условие и средство для того, чтобы человек мог вписаться в эту более широкую, целостную системы бытия.

Сознание, как определяемое бытием, и выступает прежде всего в качестве свойства высокоорганизованной материи и одновременно как продукт эволюции материи, усложнения форм отражения в ходе этой эволюции, начиная с самых элементарных форм и кончая мышлением. При этом сама эволюция форм отражения определяется не изнутри, а на основе определенных взаимоотношений носителей отражения с окружающей средой. У человека это взаимодействие реализуется в практически - преобразующей деятельности, осуществляемой в рамках определенных сообществ. Поэтому сознание - не просто функция мозга, оно - общественный продукт. Общественная природа сознания отчетливо видна в его органической связи с языком и в особенности - с практической деятельностью, в которой сознание, его продукты опредмечиваются и которая придает сознанию объективный характер, направленность на внешний мир с целью не только его отражения, познания, но и его изменения. К тому же сознание не только изначально формировалось в первичных формах общества, но и сегодня оно закладывается и развивается у каждого нового поколения только в обществе через деятельность и общение с себе подобными.

Сознание невозможно вывести из одного лишь процесса отражения объектов природного мира: отношение “субъект-объект” не может породить сознания. Для этого субъект должен быть включен в более сложную систему социальной практики, в контекст общественной жизни. Каждый из нас, приходя в этот мир, наследует духовную культуру, которую мы должны освоить, чтобы обрести собственно человеческую сущность и быть способными мыслить по-человечески.

Общественное сознание возникло одновременно и в единстве с возникновением общественного бытия. Природе в целом безразлично существование человеческого разума, а общество не могло бы без него не только возникнуть и развиваться, но и просуществовать ни одного дня и часа. В силу того, что общество есть объективно-субъективная реальность, общественное бытие и общественное сознание как бы “нагружены” друг другом: без энергии сознания общественное бытие статично и даже мертво.

Сознание реализуется в двух ипостасях: отражательной и активно-творческой способностях. Сущность сознания в том и состоит, что оно может отражать общественное бытие только при условии одновременного активно-творческого преобразования его. Функция опережающего отражения сознания наиболее четко реализуется в отношении общественного бытия, которое существенным образом связано с устремленностью в будущее. Это неоднократно подтверждалось в истории тем обстоятельством, что идеи, в частности социально-политические, могут опережать наличное состояние общества и даже преобразовывать его. Общество есть материально-идеальная реальность. Совокупность обобщенных представлений, идей, теорий, чувств, нравов, традиций и т.п., то есть того, что составляет содержание общественного сознания и образует духовную реальность, выступает составной частью общественного бытия, так как оно дано сознанию отдельного индивида.

Но подчеркивая единство общественного бытия и общественного сознания, нельзя забывать и их различие, специфическую разъединенность. Историческая взаимосвязь общественного бытия и общественного сознания в их относительной самостоятельности реализуется таким образом, что если на ранних этапах развития общества общественное сознание формировалось под непосредственным воздействием бытия, то в дальнейшем это воздействие приобретало все более опосредованный характер - через государство, политические, правовые отношения и др., а обратное воздействие общественного сознания на бытие приобретает, напротив, все более непосредственный характер. Сама возможность такого непосредственного воздействия общественного сознания на общественное бытие заключается в способности сознания правильно отражать бытие.

Итак, сознание как отражение и как активно-творческая деятельность представляет собой единство двух нераздельных сторон одного и того же процесса: в своем влиянии на бытие оно может как оценивать его, вскрывая его потаенный смысл, прогнозировать, так и через практическую деятельность людей преобразовывать его. А поэтому общественное сознание эпохи может не только отражать бытие, но активно способствовать его перестройке. В этом и заключается та исторически сложившаяся функция общественного сознания, которая делает его объективно необходимым и реально существующим элементом любого общественного устройства.

Тот факт, что общественное сознание включает в себя разные уровни (обыденно-житейское, теоретическое, общественную психологию, идеологию и т.д.), и то, что каждым уровнем сознания общественное бытие отражается по-разному, как раз и составляет реальную сложность в понимании феномена общественного сознания. И поэтому нельзя рассматривать его как простую сумму понятий “сознание” и “общественное”.

Обладая объективной природой и имманентными законами развития, общественное сознание может как отставать, так и опережать бытие в рамках закономерного для данного общества эволюционного процесса. В этом плане общественное сознание может играть роль активного стимулятора общественного процесса, либо механизма его торможения. Мощная преобразовательная сила общественного сознания способна воздействовать на все бытие в целом, вскрывая смысл его эволюции и предсказывая перспективы. В этом плане оно отличается от субъективного (в смысле субъективной реальности) конечного и ограниченного отдельным человеком индивидуального сознания. Власть общественного целого над индивидом выражается здесь в обязательном принятии индивидом исторически сложившихся форм духовного освоения действительности, тех способов и средств, с помощью которых осуществляется производство духовных ценностей, того смыслового содержания, которое накоплено человечеством веками и вне которого невозможно становление личности.

2.Материальные предпосылки возникновения сознания. Качественное изменение форм отражения на различных уровнях развития материи.

Положение Маркса о том, что нельзя отделить сознание, мышление от материи, которая мыслит, о том, что сознание производно от материи, предельно просто и понятно. Но оно нуждается, во-первых, в расшифровке, а во-вторых, в обосновании. И первое, что следует решить - это вопрос о предпосылках возникновения сознания в природе, а точнее - в неживой природе, в самом фундаменте материи.

Действительно, если мы утверждаем, что не дух породил материю, а материя породила дух, то наши оппоненты вправе спросить нас: а есть ли на самом фундаменте материи, в неживой природе какие-либо основания для порождения сознания? Эта проблема стояла и перед старым материализмом, однако не была решена им. Одна часть материалистов просто обходила эту сложную проблему, другая - вставала на позиции гилозоизма (от греч. Гиле- материя, зоо - жизнь), наделяла вопреки фактам всю материю способностью чувствовать и даже мыслить и по существу снимала вопрос о возникновении сознания и о необходимых для этого предпосылках. На позициях гилозоизма стоял, в частности, французский материалист Д. Дидро, но он в то же время ближе других подошел к реальному решению проблемы. Наделяя всю материю свойством чувствительности, он считал, что неживой материи свойственна пассивная, а живой - активная чувствительность.

Ясно одно: найти материальные предпосылки возникновения сознания в самих основаниях материального мира, значит, подвести под материализмом надежный и прочный фундамент. И наоборот - если таких предпосылок найти не удастся, то возникновение сознания придется признать чудом и здание материализма просто рухнет. Однако такие опасения излишни: реальные предпосылки для порождения сознания в самом фундаменте материального мира имеются. Они были установлены Лениным. И решающей предпосылкой является открытое им и присущее всей материи свойство отражения. Наличие именно этого свойства у всех видов материи, в том числе и нежимой, неорганической, образует объективную основу для возникновения в процессе развития все новых и притом все более сложных форм отражения вплоть до его высшей формы - человеческого сознания. Но что представляет собой это всеобщее свойство материи?

Отражение - это свойство материальных систем, объектов воспроизводить в ходе взаимодействия с другими системами, объектами в изменениях своих свойств и состояний их различные особенности и характеристики. Простые примеры отражения: отпечаток предмета на воске, объект и негатив на фотопластинке, изменения в приборах, фиксирующие перемену силы тока или атмосферного давления, и т.д. Практически все измерительные приборы базируются на использовании свойства отражения. Уже в пределах неживой природы отражение усложняется с переходом от одной формы движения материи к другой и выступает в виде механического, физического, химического отражения.

Вместе с тем отражение, начиная с простейших форм, характеризуется рядом свойств: 1) оно предполагает не просто изменения в отражающей системе, а изменения, адекватные внешнему воздействию; 2) отражение зависит от отражаемого, оно вторично по отношению к нему; 3) отражение зависит от среды и особенностей отражаемой системы, играющей в процессе отражения активную роль. Эти особенности отражения находят свое наиболее яркое проявление на уровне сознания. При этом отражение в неживой природе есть лишь предпосылка и базис формирования в ходе эволюции более высокой формы отражения - отражения биологического. Дело в том, что отражение в неживой природе (исключая некоторые технические средства) не становится для отражающего предмета каким бы то ни было ориентиром его собственной активности. Напротив, в биологических системах результаты отражения, несущие информацию об окружающей среде, используются в качестве ориентиров, определяющих активность этих систем, их целесообразное реагирование на внешние воздействия. Поэтому отражение, связанное с активным использованием результатов внешних воздействий, можно назвать информационным, причем под информацией в данном случае понимается свойство явлений способствовать активной ориентации в окружающем мире.

Отражение приобретает на уровне живого по меньшей мере две важные особенности. Во-первых, дальнейшее развитие приобретает избирательность отражения, активность отображающей системы: оно ориентировано на жизненно важные для нее факторы внешней среды; во-вторых, отражение выступает как важнейшее средство приспособления организма к условиям среды, предполагает целенаправленное реагирование на содержащуюся в отражении информацию. В этом смысл и значение отражения в живой природе. Оно выступает в качестве источника данных для управления живыми системами, их поведением. Можно поэтому сказать, что извлечение жизненно важной информации об окружающей среде и целенаправленное ее использование для регулирования поведения живых организмов является фундаментальным свойством живого. При этом отражение на уровне живого проходит в своем развитии ряд этапов.

Исходной формой отражения в живой природе является раздражимость, т.е. способность живого реагировать на воздействия извне процессом внутреннего возбуждения, обеспечивающим целесообразную реакцию на раздражитель. Эта форма возникает с самого начала существования живого, еще до возникновения нервной системы и специализированных органов отражения. Более высокой ступенью является чувствительность, т.е. способность к ощущениям. Если раздражимость свойственна и растениям, то чувствительность специфична для живого мира. При этом ощущения, информация, которую они несут, становятся материалом для внутренней работы организма с целью выработки соответствующей реакции. Для этого в живых организмах формируются специфические органы по подобной переработке информации - нервные ткани, а затем и сложные нервные ткани. Отражение в итоге поднимается на следующую ступень - нейрофизиологического отражения, присущего только высшим животным, проявляющегося уже не только в прямой реакции на раздражитель, а в целой системе расчлененной, организованной последовательности действий, лишь в конечном счете подчиненной жизненно важной цели, в активной реализации в столкновении с внешней средой своей внутренней программы, «видового опыта» организма.

Таким образом, на этой стадии отражение выступает в виде диалектического единства воздействия внешней среды и реализации внутренних целей, установок, программ живого существа в процессе построения схемы поведения, отвечающей как реальной ситуации, так и внутренним целям и потребностям. Это единство внутренней активности и внешнего воздействия находит свое более полное выражение на стадии психического отражения, свойственного высшим животным с достаточно развитой и централизованной нервной системой.

Психическое отражение возникает там и тогда, где и когда ресурсы и механизмы нейрофизиологического отражения с характерным для него автоматизмом оказываются недостаточными и необходим активный поиск того, что требуется организму для решения вставшей перед ним задачи, необходима ориентировочная деятельность в обследовании реальной ситуации. Здесь становятся необходимыми психические образы, формирующиеся на основе реального ориентировочного движения в действительности. Через образ живое существо прослеживает новые для него отношения и связи между явлениями внешнего мира, используемые для решения стоящей перед ним задачи. Психический образ выступает как отражение объективной реальности, сформировавшееся в процессе активной поисковой деятельности и служащее схемой действия организма, закодированной в нейродинамических структурах.

Развитие психической формы отражения и подготовило тот качественный сдвиг, который ознаменовал переход к человеческому сознанию. Дальше мы подробнее остановимся на происхождении сознания, здесь же отметим лишь некоторые специфические черты отражения на уровне человеческого сознания. Во-первых, отражение наряду с чувственно - образным приобретает характер абстрактно - понятийного. В итоге в громадной степени расширяется информационная нагрузка отражения. Действительно, восприятие отражает один предмет, понятие же замещает огромное количество предметов. Благодаря образованию понятий емкость человеческого мышления в сравнении с животными формами психики, связанными с чувственно-индивидуальными представлениями, возрастает в миллиарды раз, позволяет человеческому мозгу вобрать в себя и неизмеримо большее количество информации и оперировать им. Во-вторых, с возникновением абстрактного мышления психика человека перестала быть привязанной к непосредственным чувственным образам, появилась возможность отлета мысли от непосредственно данного, возможность не только отражать действительность и приспосабливаться к ней, но и изменять ее, творить новую действительность, т.е. формируется творчески-конструкторская функция сознания. Активная роль отражения, опосредованного практикой, поднимается на новый уровень. Правда, следует признать, что с развитием абстрактного мышления появилась и возможность «больной фантазии», преувеличения относительной самостоятельности мысли, ее отрыва от действительности, формируются религия, а затем и идеализм.

Наконец, отражение приобретает социально - детерминированный характер. Это находит свое выражение прежде всего в общественной природе сознания, что проявляется, в частности, в возникновении языка и в нерасторжимом его единстве с мышлением. Наряду с этим социальная обусловленность сознания обнаруживается в его зависимости от общественных отношений, в том, что сознание людей меняется с развитием общества, а общественное сознание, о чем мы подробно будем вести речь в дальнейшем, является отражением общественного бытия.

Мы рассмотрели вопрос об отражении и эволюции его форм в процессе развития материального мира. Уже усложнение форм отражения тесно связано с уровнем организации материи, особенно с усложнением нервно-физиологических систем. Мыслит материя, но, как уже было отмечено выше, сознание присуще не всей материи, а лишь особым образом организованной материи, человеку разумному. Этот аспект соотношения материи и сознания и предстоит рассмотреть дальше.

3.Сознание и мозг. Техническое и физиологическое. Взаимосвязь сознательного и бессознательного в психики человека.

Уже анализ развития психики животных показывает, что уровень ее развития, а значит, и степень развитости форм отражения являются функцией сложности их поведения, а главное - сложности организации органов отражения внешнего мира, центральной нервной системы.

Низшим формам живого, у которых отсутствуют специализированные органы отражения и центральная нервная система, присуща только раздражимость. С усложнением организации, с формированием у животных центральной нервной системы и специализированных органов чувств отражение поднимается на более высокую ступень. В ходе развития над раздражимостью надстраивается чувствительность, затем – нервно - физиологическое отражение и далее - психика животных. Наконец, у человека наибольшей сложности достигает структура центральной нервной системы, прежде всего головного мозга, и соответственно отражение выступает в наиболее сложной форме - в виде человеческого мышления. Действительно, человеческий мозг представляет собой сложнейшее материальное образование объемом в среднем в 1400 куб.см (у приматов мозг по объему в 3-4 раза меньше), состоящее из 10-14 млрд. нейронов, связанных между собой синапсами и дендритами.

Мозг имеет весьма сложное строение, в нем прослеживается своеобразное «разделение труда» между его отделами. Наиболее простые формы анализа и синтеза внешних раздражений и регуляции поведения осуществляются низшими отделами центральной нервной системы - спинным, продолговатым и промежуточным мозгом, а самые сложные верхними этажами, прежде всего большими полушариями головного мозга, особенно их корой.

Уже то, что богатство и содержательность форм отражения связаны со сложностью и совершенством нервной системы, степенью ее централизации, само по себе подтверждает материалистический тезис: сознание есть функция мозга. Этот тезис надежно подкрепляется и данными физиологии и патологии высшей нервной деятельности, в частности, тем, что нарушения в психике часто связаны с повреждением определенных участков мозга.

 Проблема сознание и мозг включает два главных аспекта. Первый - как соотносятся явления сознания, психическое с физиологическими процессами в мозгу. Это так называемая психофизиологическая проблема. И второй аспект, тесно связанный с первым - соотношение идеального и материального.

Остановимся последовательно на каждой из этих проблем. Психофизиологическую проблему материализм и и идеализм всегда решали по-разному. Правда, и среди представителей идеализма нет полного единообразия в решении этой проблемы. Часть идеалистов, а вместе с ними и представители дуализма решают ее в форме психофизиологического параллелизма: психические и физиологические процессы протекают параллельно и независимо друг от друга и в то же время необъяснимым образом соответствуют друг другу.

 Второе решение выступает в виде идеи психофизиологического взаимодействия, хотя вопрос, как могут взаимодействовать идеальное, психическое и материальное, физиологические сторонники этой позиции оставляют открытым. Третьим, крайним вариантом является идея психофизиологического тождества, сведения физиологического к психическому, идея, свойственная субъективному идеализму. Так, махист Авенариус отрицал всякую связь сознания с мозгом. Мышление, по его мнению, не есть обитатель или повелитель, половина или сторона и т.д., но и не продукт и даже не физиологическая функция или даже состояние мозга. Однако и в материализме психофизиологическая проблема не нашла единого решения. Представители вульгарного материализма, отвергая идеализм, впали в другую крайность, отождествив сознание и материю, объявив и мысль материальной. Так, Бюхнер, Фогт и Молешотт, выходцы из этой школы, считали, что мозг так же выделяет мысль, как печень- желчь. В 3О-х годах нашего столетия наблюдался рецидив подобных воззрений в связи с успехами электрофизиологии: отдельные физиологи и психологи стали приравнивать мысль к электромагнитным колебаниям.

Эту позицию и в наши дни занимают отдельные философы и психологи. Несостоятельность подобного взгляда в том, во-первых, что его сторонники смазывают качественное своеобразие сознания как идеально-образного отражения материи, а во-вторых, этот взгляд ведет к смещению материализма и идеализма, поскольку вслед за идеализмом признается возможность самостоятельного, независимо от мозга, существование мыслей.

Действительно, материалистическое решение проблемы соотношения психического и физиологического состоит в признании психофизиологического единства, основу которого образует материальный, физиологический процесс, а психическое, идеальное составляет его внутреннюю сторону, сторону отражения. В конечном счете именно эта мысль просматривается в хорошо известном высказывании К. Маркса: «...Идеальное есть не что иное, как материальное, пересаженное в голову и переработанное в ней». (Маркс К., Энгельс Ф. Соч.2-е изд. Т.23. С.21.).

Древняя Индия– мнение:

“В философской системе «Йога Патанджали» бессознательное трактовалось как высший момент познания - интуиция. Причем бессознательное  понималось не как форма познания, предшествующая сознанию, а, напротив, как сверхсознательное, на основе которого осуществляется высшая степень проникновения в сущность вещей.

Следующая страница



 
     
 

2021 © Copyright, Abcreferats.ru
E-mail:

 

Яндекс.Метрика