Только лучшие рефераты рунета    
 
 

Партнеры:



 
 






Новосибирская Государственная Академия Водного Транспорта

РЕФЕРАТ

По философии

На тему: О значении практики как критерия истины

Выполнил: студент группы М-51

Проверил: Суханов А.П.

 

Новосибирск 2002

План

Вступление........ 3

1. Единство материального и духовного моментов и деятельности людей... 4

2. Понятие категории «практика»......... 10

3. Понятие категории «истина»............. 12

4.  Всеобщность и специфичность критерия практики.............. 14

5. Диалектическая взаимосвязь практики как источника и как критерия знаний       25

6. Диалектическая взаимосвязь логического и практического критериев... 28

7. Абсолютность и относительность критерия практики........... 33

Заключение...... 37

Список использованной литературы.... 38

Вступление

Проблема обоснования истины является одной из значительных проблем философии. Человеческая деятельность, человеческая активность, социальная практика человека невозможны без познания их результата – истины. Философия призвана исследовать основные принципы социальной деятельности человека, следовательно, проблема истины, вообще проблема обоснования истины, в частности выступают как актуальный объект и задача философского исследования.

Определяющая роль практики, как материальной деятельности людей, по отношению к познанию, как духовной деятельности, выражается, с одной стороны, в том, что практика выступает основой, источником знаний, и, с другой стороны, в том, что она является и средством проверки истинности знаний, критерием истины. Обе эти стороны неразрывны уже потому, что любой акт практики всегда есть в то же время и средство проверки истинности имеющихся знаний, и источник получения новых знаний. Тем не менее разделять эти аспекты в теоретическом плане не только возможно, но и необходимо. Предметом исследования в данном реферате является как раз именно роль практики как критерия истины, все иные аспекты проблемы будут освещаться лишь постольку, поскольку это необходимо для более глубокого понимания главного вопроса исследования.

1. Единство материального и духовного моментов и деятельности людей

Закон диалектики о единстве, взаимопроникновении и «борьбе» противоположностей является всеобщим. Он действует не только во всех формах движения, присущих материи, и во всей сфере познания, по характеризует также сущность взаимосвязи материи и сознания вообще, материального и духовного моментов в деятельности людей, в частности.

Единство материи и сознания существует всюду, где есть сознание, где, следовательно, материя обладает свойством отражения не в зачаточной, а в развитой форме. Не говоря здесь о характере этого единства в отношении животных, мы будем далее иметь в виду человеческое общество, то есть единство материальной и духовной жизни людей.

Основой этого единства является материя; единство мира, как известно, состоит в его материальности. Сознание, будучи особым свойством высокоорганизованной материи, не существует вне мыслящего мозга. Вот почему В. И. Ленин вслед за Марксом и Энгельсом подчеркивает, что «...в мире пет ничего, кроме движущейся материи».

Однако, когда мы изучаем материю, которая обладает сознанием, и ставим своей целью рассмотрение взаимоотношения сознания и материи, необходимо строжайшим образом различать материю и сознание, ни в коем случае не допускать их отождествления.

Сознание есть особое свойство материи, но вместе с тем оно не есть материя как таковая. Когда мы говорим, что мир материален, мы не выделяем специально предметов, обладающих способностью сознавать, из ряда других предметов природы, не выделяем особого свойства этого рода материи — сознания. Когда же мы специально задаемся целью изучить вопрос об отношении сознания к материи, мы должны расчленить это единство на противоположности, исследовать их взаимопроникновение, их взаимодействие и ни в коем случае не спутывать их друг с другом, как бы тесно они ни переплетались в том пли ином конкретном случае. В. И. Ленин выразил эту мысль в следующих словах: «Конечно, - и противоположность материи и сознания имеет абсолютное значение только в пределах очень ограниченной области: в данном случае исключительно и пределах основного гносеологического вопроса о том, что признать первичным и что вторичным. За этими пределами относительность данного противоположения несомненна».

Если забвение противоположности между материей и сознанием ведет к вульгарному материализму или идеализму (в зависимости от того, какая из отождествляемых сторон принимается за основу), то раздувание этой противоположности открывает путь к дуализму, для которого взаимодействие сознания и материи есть «борьба» независимых друг от друга факторов.

Жизнь человеческого общества есть высшая форма движения материи, и состоит она в деятельности людей. Единство материального и духовного моментов этой деятельности имеет своей основой материальную сторону, практику. Однако в силу того, что сознание обладает относительной самостоятельностью и активностью, это единство не есть мертвое тождество и представляет собою в некотором роде образец богатства взаимоотношений противоположных сторон, их взаимопроникновения и диалектического взаимодействия.

Это взаимопроникновение и взаимодействие находящихся в единстве противоположностей существует прежде всего как единство материальной и духовной сторон в самой практике. Как известно, трудовая (и иная практическая) деятельность человека в отличие от поведения животных носит целенаправленный, осознанный характер. Прежде чем совершить трудовой акт, человек должен осознать цель своих действий. Например, прежде чем приступить к сооружению самого простого дома, надо иметь в голове хотя бы приблизительный план дома и план своих действий. Такой план в наши дни обычно облекается в форму архитектурного проекта, так что умственная деятельность принадлежит одним людям, а физическая деятельность по реализации проекта другим. Однако каждый рабочий-строитель при выполнении трудовых операций также руководствуется определенной целью, которая носит частный характер по отношению к строительному проекту, взятому в целом. Отделение умственного труда от физического не означает, что физический труд перестает быть целенаправленной, сознательной деятельностью. Никакая выучка и сноровка не могут полностью лишить физический труд духовного содержания. Что же касается труда, связанного с современной техникой (работа па сложных станках, управление системами машин, наладка автоматических устройств и т. д.), то он предполагает знание работниками основ наук и требует непрестанного напряжения ума, внимания, воли.

Так же обстоит дело и в общественно-политической жизни. Прежде чем повести войска в наступление, необходимо иметь план операции и довести боевые задания до каждого подразделения и солдата. Не требует, наконец, доказательства и примеров совершенно ясное положение, что практическая деятельность в науке является сознательной и целенаправленной: поставить эксперимент без определенной цели невозможно.

Конечно, не всегда осознание человеком цели носит характер развернутой, четко сформулированной мысли. В иных случаях воля, которая толкает нас к совершению того или иного поступка, определяется не размышлением, а страстью, чувственными желаниями, но и страсть есть область психического.

Таким образом, в человеческой деятельности определяющую роль играет материальная деятельность, в процессе которой люди предметным образом изменяют мир в соответствии со своими потребностями; но эта материальная деятельность не только не лишена духовного момента, но и обязательно предполагает его. Более того, при постановке человеком цели мысль необходимо опережает действие, в чем и выражается, в частности, присущая человеческому мышлению активность, его способность отходить от непосредственно воспринимаемого и «смотреть вперед». Так что, правильно оценивая значение материальной стороны человеческой деятельности, марксизм не только не принижает духовную сторону, но, наоборот, впервые создает базу для правильного понимания активной роли сознания. Эта активность мышления проявляется прежде всего в том, что практика пронизана ставящим цели сознанием, т. е. что само практическое, изменяющее мир действие человека есть единство материального и духовного моментов при первичности материального.

Однако единство материальной и духовной сторон в деятельности людей отнюдь не исчерпывается этим, поскольку активность, относительная самостоятельность мышления вовсе не ограничивается только постановкой непосредственных целей в ходе практического воздействия на предметы, т. е. теми случаями, когда голова и руки работают одновременно. Хорошо известно, что мы можем думать о чем-либо, не претворяя тут же непосредственно своих мыслей в действие, можем в мыслях временно отходить от практики и тем самым от действительности, с которой практика нас непосредственно связывает.

Человеческая духовная деятельность только при возникновении своем выступала как «сопроводитель» практики. В период становления человеческого мышления оно было «непосредственно вплетено» в трудовую деятельность, в практику. Но по мере развития общественной практики и сознания стал возможным некоторый отлет мысли от предмета мысли; самостоятельность мышления по отношению к практике, оставаясь всегда относительной, возрастала. В способности мышления отходить от действительности — источник его великой силы, в ней заложена возможность предвидения.

Отделение труда умственного от труда физического во много раз усиливает относительную самостоятельность мышления. Голова, распоряжающаяся чужими руками, начинает воображать, что именно в ней находится причина изменения вещей.

Свое наивысшее выражение относительная самостоятельность мышления по отношению к практике получает в теоретической деятельности, т. е. в создании теорий, обобщающих практический опыт. В процессе создания теории мы временно как бы отходим, отдаляемся от практики, чтобы затем при использовании теории и ее выводов в самой практике воздействовать на мир не вслепую, а со знанием дела. Теория вырастает из практики и затем используется в ней. Теоретические знания необходимы для практики, и, чем теснее связаны теория и практика между собой, тем больших успехов достигают люди и в теории и на практике.

Единство теории и практики является высшим выражением единства духовной и материальной сторон в деятельности людей. В преобразовании природы это единство есть единство естествознания и техники; в преобразовании общества это есть единство революционной теории, указывающей путь изменения общества в соответствии с объективными законами, и изменяющей жизнь революционной практики. Соблюдение единства теории и практики есть важнейшее требование марксизма в политике; оно имеет свою философскую основу в гносеологии диалектического материализма, рассматривающей познание и практику в их неразрывной связи на базе практики.

Отрыв теории от практики, как и практики от теории, нарушение их единства чревато тяжелыми последствиями и для теории и для практики. Оторванная от практики теория не может дать правильного и своевременного ответа на запросы практики и теряет свое значение   или, более   того, приносит   вред. Оторванная от теории практика становится слепой, и это с неизбежностью приводит   к   замедлению   темпов  ее  развития,  к застою.

Наконец,   единство   материального   и   духовного   моментов в человеческой деятельности находит свое проявление и в самой теоретической деятельности, в процессе познания вообще.

Что касается чувственных восприятий, то они возникают непосредственно в ходе практического, материального воздействия людей на предметы внешнего мира и на других людей. Однако и в рациональной форме познания, притом в самом ее высшем выражении — в теоретической деятельности, нельзя не видеть диалектической связи теории с практикой, с материальной деятельностыо индивида и всего общества. Дело в том, что в самом процессе абстрактного мышления, для того чтобы оно было истинным, мы должны непрестанно обращаться к практике.

Эта связь с практикой может быть прямой, непосредственной, когда обстоятельства вынуждают нас на время прерывать ход теоретического размышления, чтобы получить от практики (как своей лично, так и прежде всего общественной) новые данные и продолжить затем рассуждение на основе этих данных.

Прямое обращение к практике для разрешения трудностей, возникающих в ходе теоретического исследования, характерно в такой же мере и для естествознания. Физик и химик, биолог и геолог, ученые любой отрасли науки постоянно обращаются в своей деятельности к опыту, с тем чтобы затем вновь вернуться к теории и развивать ее дальше.

Обращение к практике как основе знаний и критерию истины совершается и в иной форме — как непрерывное адресование к данным практики, сверка каждого этапа рассуждений с фактическим, из практики почерпнутым материалом в самом ходе теоретического мышления.

Связь теории с практикой в самом процессе создания теории, равно как и непрерывное обращение к теории в ходе практики, является важнейшим требованием, соблюдение которого необходимо для успешного развития теории и практики. Надо всегда помнить, что теория и практика взаимно связаны и взаимодействуют не как внешние друг Другу силы, а как взаимно проникающие друг в друга, тесно сплетающиеся стороны единой человеческой деятельности.

2. Понятие категории «практика»

Символизируя себя, человек действует, он есть деятельное существо. Греческое слово «практикос» означает деятельный, активный. Соответственно практика есть деятельность человека.

Все, что выступает как деятельность человека, есть практика. Язык. Культура и многочисленные ее составляющие – это разновидности практики. Мышление, переживание тоже относятся к практике. Часто под практикой понимают материальную практику, то есть такую деятельность, где средством и результатом является материальный предметный мир. Но материальная практика – это также всего лишь одна из разновидностей практики.

В античном обществе тяжесть физического труда была уделом рабов. Даже к искусству культивировалось пренебрежительное отношение. Наивысшей формой деятельностью считалось созерцание мудреца. Созерцательное отношение к действительности перемещает проблематику практики в разум человека. Учение о практике (праксиология) выступает как этика, учение о добродетели. Этика – характерная черта как античной, так и древнеиндийской философии. Через всю мировую философию проходит традиция этического понимания практики.

Христианство первоначально рассматривало труд как проклятие, наложенное Богом на человека. Главная форма деятельности связывается со служением Богу, а это прежде всего молитва и все, что с ней связано.

В Новое время в борьбе против схоластики практическая направленность философии подчеркивалась английскими философами (Р. Бэконом, Гоббсом, Локком). Стремление создать философию, имеющую применение в жизни, основывается на могуществе разума. Во всей философии Нового времени в качестве подлинной формы деятельности рассматривается мыслительная деятельность.

Кант вводит градации разума: теоретический разум созерцает мир; только практический разум преодолевает границы созерцательного отношения к объектам, и поэтому он имеет приоритет над теоретическим разумом. Практический разум выступает как воля, а практика – как нравственно-справедливое деяние. Практика характеризуется Кантом в категориях цели, свободы, воли, нравственности. Гегель делает решительный шаг по освобождению практики от субъективной установки. Он обращает свое внимание на категорию средства. Средство, по Гегелю, обладает преимуществом перед целью, а именно «всеобщностью наличного бытия ». Субъективное единично, а средство всеобще. Для Гегеля труд есть самопорождение человека, но реализует он логику не человека, не средств производства, а абсолютного духа. Абсолютный дух как целое реализуется в своих абстрактных моментах в теории и практике. Практика выше теоретического познания, ибо она обладает достоинством не только всеобщности, но и действительности. К гегелевским приоритетом объективного над субъективным, практического над теоретическим, средств над целью самым теснейшим образом примыкает марксизм, который Грамши, итальянский философ и политический деятель, назвал философией практики.       

Для многих направлений западной философии XX в. практика есть деятельность индивида, понимаемого как волевое (прагматизм), рациональное (неопозитивизм) существо реализующее свободу в проекте и выборе(Сартр). В философии Гуссерля практика содержит все формы активности человека, из которых, однако, философский анализ вычленяет чистое знание, теорию. Именно это знание становится предметом анализа.

Итак, подводя итоги в рассмотрении практики в различных философских направлениях, можно сказать, что категория практики понимается в широком и узком смысле либо как любая деятельность человека, либо как его исключительно предметная деятельность.

3. Понятие категории «истина»

Чем детальнее анализируется психика человека, тем чаще приходится обращаться к ее связям с внешним для субъекта миром. Все формы познания субъекта как-то соотносится с внешним миром. Для выражения этого соотношения в философии используется категория истины. В современной философии особенно отчетливо выделяются три концепции истины: концепция соответствия (корреспонденциии), когеренции и прагматичности.

Концепция корреспондентной истины, по определению, устанавливает соответствие между формами психики и определенным объективным содержанием. Аристотель считал, что истинное и ложное находится не в вещах, а в мысли. А. Тарский дал ставшее популярным уточнение аристотелевских воззрений. Знаменитое определение Тарского гласит: высказывание «Р есть С»истинно, если Р есть С. Высказывание «снег бел» истинно, если снег на самом деле бел; оно ложно, если снег не бел. Тарский показал, что хотя высказывания, которым приписывается функция истинности/ложности, формулируются в рамках объектного языка, последний должен интерпретироваться в терминах метаязыка, где метаязык превосходит по своим средствам объектный язык. Высказывание «снег бел» относится к объектному языку, который используется для фиксации фактического состояния дел. Однако приходится учитывать, что обоснование высказывания «снег (действительно) бел» потребует обращения к теории, в таком случае язык теории и есть метаязык. Дальтоник и недальтоник признают снег белым не в силу не в силу одинаковых чувственных впечатлений (они-то как раз у них разные), а на основании одной и той же теоретической интерпретации. Снег бел, ибо он в равной степени отображает все лучи видимого человеческими глазами участка спектра света; что дело обстоит именно так, фиксируется определенными приборами.

В концепции корреспондентной истины указывается соответствие чувств, мыслей и высказываний некоторым фактам. Не следует, однако, это соответствие понимать слишком прямолинейно, например аналогично соотношению фотографии и того, что на ней запечатлено. Высказывание «снег бел» не похоже на белый снег, оно представляет собой знаковую, условную конструкцию. Под соответствием знаковых конструктов фактам понимается действительность этих конструктов, возможность их эффективно использовать в деле описания фактов и в своей практической деятельности.

Довольно часто тема истинности/ложности проблематизируется там,  где учитывается последовательность, связанность , системность рассуждений и высказываний. В этой связи говорят о когерентной концепции истины. Под когерентностью понимается взаимосоответствие высказываний. Когда утверждают, что 2*2=4 истинно, а  2*2=5 ложно, не имеется в виду соответствие высказываний фактам, о фактах вообще нет речи. Имеется в виду, что первое высказывание находится, а второе, наоборот, не находится в полном согласии с системой высказываний, характерной для арифметики. Кстати, можно было сказать, что 2*2=4 непротиворечиво, а  2*2=5 противоречиво. Значительный вклад в развитие когерентной концепции истины внесли Лейбниц, Спиноза, Гегель, а также Нейрат и Гемпель.

Концепция, в которой критерием истинности выступает практика, называется прагматической концепцией истины, которая берет начало в греческой софистике и древней китайской философии. Значительный вклад в развитие прагматической концепции истины внесли сторонники марксизма и американского прагматизма (У.Джемс, Дж.Дьюри). Марксисты используют критерий практики для дальнейшего развития концепции соответствия, они считают, что истина отображает объективное положение дел. Прагматики же понимают истину как работоспособность чувств, мыслей, идей, их полезность в деле достижения желаемой цели.

Представляется весьма ценной мысль американского философа Н.Решера, согласно которой три концепции истины не отменяют, а дополняют друг друга. Все попытки исключить из философии проблематику одной из концепций истины оканчиваются неудачами.  

4.  Всеобщность и специфичность критерия практики

Практика является средством отделения истинного в нашем мышлении от ложного во всех без исключения областях знания, она есть всеобщий, универсальный критерий истины. Однако в различных областях знания действие этого критерия специфично.

Всеобщность критерия практики вытекает из того, что человеческое общество есть составная часть единого материального мира, высшее (из известных нам) достижение поступательного развития в природе. Взаимодействие с природой есть необходимое условие существования человеческого общества. Предшествующий марксизму материализм решающую роль в этом взаимодействии придавал воздействию природы на человека. Соответственно этому при попытках установить источник наших знаний, созерцательный материализм усматривал этот источник в воздействии природы на органы чувств человека. Но надо было еще выяснить, почему наши знания о природе развиваются, почему мы сегодня знаем о природе и о ее законах то, чего не знали сто лет назад. В объяснениях причин развития знаний старый материализм неизбежно скатывался на позиции идеализма, поскольку так или иначе апеллировал к свойствам разума, к присущим ему активности, любознательности, стремлению к познанию и т. п.

Марксистский материализм преодолел эту трудность, вскрыв сущность связи между обществом и природой, которая выражается в труде, в практическом изменении природы людьми. Активной стороной во взаимодействии природы и человека выступает человек, причем активное отношение к природе в труде, в практике есть источник творческой способности нашего разума. Это принципиальное отличие марксизма от всей предшествующей философии было подчеркнуто Ф. Энгельсом: «Как естествознание, так и философия до сих пор совершенно пренебрегали исследованием влияния деятельности человека на его мышление. Они знают, с одной стороны, только природу, а с другой — только мысль. Но существеннейшей и ближайшей основой Человеческого мышления является как раз изменение природы человеком, а не одна природа как таковая, и разум человека развивался соответственно тому, как человек научался изменять природу» .

 Таким образом, согласно марксизму, источником наших знаний о природе является не природа, взятая сама по себе, а практическое изменение природы человеком.

Столь же радикальный переворот был совершен марксизмом при решении другого важнейшего гносеологического вопроса — вопроса о критерии наших знаний. Быть материалистом в теории познания, говорил Ленин, и признавать объективную истину —одно и то же. Всякий материалист считает истинным то, что правильно отражает объективный мир; истина есть, кратко говоря, соответствие мысли объекту. Но как сопоставить мысль об объекте с самим объектом, как проверить истинность наших знаний? На этот вопрос материалисты давали различные ответы, и в целом домарксовский материализм в силу своего созерцательного характера правильно разрешить его не смог.

Материалисты рационалистического направления искали критерий истины в разуме. Б. Спиноза, например, писал: «И какое мерило истины может быть яснее и вернее, как не сама истинная идея? Как свет обнаруживает и самого себя и окружающую тьму, так и истина есть мерило и самой себя и лжи». Однако если мерилом истины объявляется сама истина, то разрешить спор между людьми, которые придерживаются противоположных воззрений на один и тот же предмет и искренне убеждены в истинности своих воззрений, невозможно.

Домарксовские материалисты сенсуалистического направления полагали, что критерий истины мыслей надо искать в чувствах, поскольку последние непосредственно связывают нас с предметной действительностью. Некоторые из представителей этого направления чувственный опыт называли практикой и ссылались на практику как на критерий истины. Фейербах, к примеру, писал: «Те сомнения, которых не разрешает теория, разрешит тебе практика». Но для Фейербаха практика есть лишь чувственное созерцание, и в нем он видит средство проверки истинности мыслей. «Разве мы имеем другой признак,— писал Фейербах,— другой критерий существования вне нас, «существования независимого от мышления, кроме чувственности?».

Чувства людей, естественно, могут давать различные показания. Фейербах, конечно, понимал это и искал критерий истины в чувствах не индивида, а человеческого рода. Но как сверить показания чувств, полученные различными людьми? Этого можно достигнуть только с помощью обмена мнениями, т. е. посредством разума, и истинным придется, видимо, считать то, в чем согласно большинство людей. Мнение большинства, однако, отнюдь не всегда совпадает с истиной и при всем «демократизме» подобного метода решать вопрос об истинности большинством голосов неправильно.

Итак, домарксовский материализм в лице его виднейших представителей не смог правильно решить вопрос о критерии истины.

Гениальные догадки и отдельные высказывания наиболее выдающихся мыслителей домарксовского периода о практике как критерии истины (Ф. Бэкон, Д. Дидро, Л. Фейербах, Н. Г. Чернышевский) не носили характера последовательной развернутой концепции о путях проверки истины, ибо все они, включая и Н. Г. Чернышевского, ближе других подошедшего к диалектическому материализму, не понимали решающей роли труда в жизни общества и, следовательно, в развитии человеческого мышления. Последовательно провести концепцию о проверке истины в практике домарксовские материалисты не могли потому, что их понимание самой практики было узким, неполным, односторонним, главного в практике — общественного производства — они не видели.

Развивая все положительное, что содержалось в идеях предшествующих мыслителей, диалектический материализм указывает на общественную практику как на единственное мерило, всеобщий критерий истинности наших знаний. В самой общей форме этот критерий действует следующим образом.

Чтобы обнаружить, что в сознании человека верно, а что неверно, необходимо сопоставить наши представления о вещах с самими вещами. «Сравнение» нашей мысли об объектах с самими объектами может быть достигнуто только путем материального, предметного воздействия людей на эти объекты, т. е. на явления природы и процессы общественной жизни. Воздействие человека на вещи носит целенаправленный характер. Это значит, что предполагаемый   результат   любого   акта практики возникает сначала в голове как более или менее точное отражение окружающих условий и возможностей их изменения в деятельности человека. Таким образом, подвергаемая  проверке мысль  о  предмете так или иначе должна стать мыслью об ожидаемых объективных результатах практического  воздействия   на  этот предмет. Попросту говоря, для того чтобы проверить, правилен .или нет наш взгляд на мир, надо поставить перед собой на основе этих взглядов в отношении того или иного предмета  определенные цели,  и если  мы, воздействуя практически на предмет, добиваемся этих целей, значит положения, из которых мы исходили, были истинными. Если же мы будем исходить из неправильных представлений о предмете, то не сможем получить на практике тех результатов, на которые рассчитывали, и воззрения на данный предмет нам придется   пересмотреть,   признать, что они полностью или частично были ложными.

 Когда Д. И. Менделеевым была создана периодическая система, надо было доказать истинность общей закономерности, которая лежит в ее основе и которой подчиняются не только элементы  уже известные,   но и те, которые будут открыты. Д. И. Менделеев на основании выдвинутых им теоретических представлений о периодической зависимости свойств химических элементов от их атомного веса предположил существование еще не известных науке химических элементов, которые он назвал экабором, экаалюминием и экасилицием, т. е. идущими в его системе за бором, алюминием и силицием. Великий химик с большой  точностью   предсказал  свойства этих элементов, и когда они (названные при открытии скандием, германием и галлием)   были действительно обнаружены, то оказалось, что согласно их свойствам, они точно «входят» в соответствующие пустые клетки менделеевской таблицы. Тем самым практика, а именно практика  химического  эксперимента,   доказала   справедливость теоретических воззрений Менделеева.

В. И. Ленин в 1915 г. выдвинул положение о возможности победы социалистической революции первоначально в одной или нескольких странах. Когда в 1917 г. победила Октябрьская социалистическая революция, это означало, что практика классовой борьбы в нашей стране доказала правильность теоретического положения В. И. Ленина.

Таков в принципе «механизм» действия критерия практики вообще. Ф. Энгельс указывал, что «правильность нашего понимания» любого явления доказывается тем, что «мы сами его производим, вызываем его из его условий, заставляем его к тому же служить нашим целям». Следует сразу заметить, что рассматриваемый «механизм» действия критерия практики мы представили в несколько упрощенном виде, чтобы вскрыть суть дела; в последующем будет показано, что этот механизм является более сложным.

Следующая страница



 
     
 

2021 © Copyright, Abcreferats.ru
E-mail:

 

Яндекс.Метрика