Только лучшие рефераты рунета    
 
 

Партнеры:



 
 






                          МИРОВАЯ ОПАСНОСТЬ (ПРЕДИСЛОВИЕ)

Произведение Н.Бердяева «Судьба России» было создано в эмиграции, но большинство статей, вошедших в сборник, были написаны во время Первой мировой войны до революционных событий в России. В предисловии автор с грустью констатирует: «Великой России уже нет и нет стоявших перед ней мировых задач, которые я старался по-своему осмыслить». Но новое время требует пересмотра реакций живого духа на все происходящее в мире. Революция и выход из войны расценивается как падение и бесчестье, способствовавшее военным успехам Германии. Но с другой стороны Бердяев считает, что «Германия есть в совершенстве организованное и дисциплинированное бессилие. Она надорвалась, истощилась и принуждена скрывать испуг перед собственными победами».

Философ видит более реальную угрозу, чем Германия, угрозу с Востока. «С Востока, не арийского и не христианского, идет гроза на всю Европу. Результатами войны воспользуются не те, которые на это рассчитывают. Никто не победит. Победитель не в состоянии уже будет пользоваться своей победой. Все одинаково будут побеждены». Как это перекликается с происходящими в настоящее время в мире событиями ( 11 сентября, Ирак, «Аль-Кайда», Чечня), которые спровоцированы религиозными, политическими разногласиями в мире, что может привести к религиозной войне в планетарном масштабе, где уже точно не будет победителей и побежденных. « И тогда кара придет из Азии. На пепелище старой христианской Европы, истощенной, потрясенной до самых оснований собственными варварскими хаотическими стихиями, пожелает занять господствующее положение иная чужая нам раса, с иной верой, с чуждой нам цивилизацией. По сравнению с этой перспективой вся мировая война есть лишь семейная распря».

Бердяев прогнозирует, что после ослабления и разложения  Европы и России «воца-рится китаизм и американизм, две силы которые могут найти точки сближения между собой. Тогда осуществится китайско-американское царство равенства, в котором невозможны уже будут никакие восхождения и подъемы». В настоящее время мы имеем лишь две супердержавы – США и Китай. США стремится к превращению России в свой сырьевой придаток, свалку радиационных отходов, страну «третьего мира». Китай,  который своим бурным развитием, захватом мирового рынка, предоставлением дешевой рабочей силы, развитием высокоточных технологий, превратился в страну с огромным потенциалом и острой нехваткой территории, проводит тихую экспансию Дальнего Востока России. Целенаправленно производится заселение наших территорий китайцами, их ассимиляция, все это наглядно подтверждает мысль автора. Если пророчества автора сбудутся, то противостоять этой Империи не сможет ни одно государство мира.

Автор предлагает возрождение через объединение духовных, христианских сил против сил антихристианских и разрушительных. Он верит, что «раньше или позже в мире должен возникнуть «священный союз» всех творческих христианских сил, всех верных вечным святыням», но сам же добавляет: «Мир вступает в период длительного неблагополучия и великих потрясений. Но великие ценности должны быть пронесены через все испытания. Для этого дух человеческий должен облечься в латы, должен быть рыцарски вооружен». Бердяев видит только один способ позитивного развития общества – его развитие через духовное самосовершенствование и развитие внутреннего мира отдельно взятой личности.

                         I. ПСИХОЛОГИЯ РУССКОГО НАРОДА                        

                       I.I. ДУША РОССИИ

«С давних времен было предчувствие, что Россия предназначена к чему-то великому, что Россия – особенная страна, не похожая ни на какую страну мира. Русская национальная мысль питалась чувством богоизбранности и богоносности России».

В этой главе рассматривается роль России в мировой жизни, ее возможность влияния на духовную жизнь Запада «таинственной глубиной русского Востока». Бердяев считает, что начавшаяся Первая мировая война столкнула восточное (Россия) и западное (Германия) человечество. Война стала своеобразным катализатором развития и объединения Востока и  Запада. Она должна помочь России занять «великодержавное положение в духовном мировом концерте», стать полноправным членом Европы.

Автор считает, что близок «час мировой истории, когда славянская раса во главе с Россией призывается к определяющей роли в жизни человечества», но с другой стороны, рассматривая русскую ментальность, он признает: «Россия – самая безгосударственная, самая анархическая страна в мире. И русский народ – самый аполитичный народ, никогда не умевший устраивать свою землю». И это противоречие вызывает у меня закономерный вопрос: «Как страна, внутренняя организация которой не выдерживает никакой критики, с тяжелым, неповоротливым государственным аппаратом, «аполитичным народом» может претендовать, по мнению Бердяева, на главенствующую роль в определении судьбы человечества?». После прочтения данной книги, ответ на свой вопрос я так и не  получил.

Великолепна оценка автором русского характера, его пассивности, созерцательности: «В основе русской истории лежит знаменательная легенда о призвании варягов-иностранцев для управления русской землей, так как «земля наша велика и обильна, но порядка в ней нет». Как характерно это роковой неспособности и нежелания  русского народа самому устраивать порядок в своей земле! Русский народ как будто бы хочет не столько свободного государства, свободы в государстве, сколько свободы от государства, свободы от забот о земном устройстве». Извечная русская лень, надежда на «доброго барина», жажда «халявы» в любом ее проявлении показаны в этой цитате во всей красе. И ведь, что удивительно, с момента написания книги прошло почти 100 лет, а в восприятии, желаниях, мироощущении русского человека ничего не изменилось. «Варяг-иностранец», «добрый барин» - этих персонажей у нас хватает и сейчас (Герман Греф - финансист, Абрамович – «лучший друг всех чукчей», Путин – «только из Берлина», Мавроди – «партнер» и т.д.), а желания что-то попытаться сделать самому, работать на себя, а не за копейки на государство, у нашего человека как не было, так и нет. Не приучен русский человек рисковать, ведь гораздо проще жить плохо, но с уверенностью, что тебя не уволят с низкооплачиваемой работы. Жить в малогабаритной квартире, утешая себя мыслью, что ведь кто-то живет в «общаге» и т.д. «Русский народ всегда любил жить в тепле коллектива, в какой-то растворенности в стихии земли, в лоне матери».

Автор рассматривает также противоречие в отношении России и русского сознания к национальности. Он разделяет отношение России к шовинизму на тезис: «Национализм у нас всегда производит впечатление чего-то нерусского, наносного, какой-то неметчины» и антитезис: «Россия – самая националистическая страна в мире, страна невиданных эксцессов национализма, угнетения подвластных национальностей русификацией, страна национального бахвальства, страна, в которой все национализировано вплоть до вселенской церкви Христовой, страна почитающая себя единственно призванной и отвергающая всю Европу, как гниль и исчадие диавола, обреченное на гибель». Это противоречие есть и в нашей жизни. «Скинхэды» - порождение национализма, явление наших дней, и в тоже время, в повседневной жизни, русский человек при общении с конкретным человеком другой национальности  терпим, способен на уступки, может поделиться последним. Такое противоречие русской души  длится не одну сотню лет и скорее всего является неотьемлемой  чертой русской души. «Русская душа сгорает в пламенном искании правды, абсолютной, Божественной правды и спасения для всего мира, и мука ее не знает утоления. Душа эта поглощена решением конечных, проклятых вопросов о смысле жизни».

«Русская народная жизнь  с ее мистическими сектами, и русская литература и русская мысль, и жуткая судьба русских писателей и судьба русской интеллигенции, оторвавшейся от почвы и в то же время столь характерно национальной, все, все дает нам право утверждать тот тезис, что Россия – страна бесконечной свободы и духовных далей, страна мятежная и жуткая в своей стихийности, в своем народном дионисимизме, не желающем знать формы». Этот тезис подтвердили и дальнейшие исторические события: революции, установление Советской власти, которые уничтожили Великую империю с ее устоями, духовностью, ввели новые моральные и духовные ценности, физически уничтожили интеллигенцию, что привело к изменению нации на генетическом уровне. Плоды чего мы сейчас с успехом и пожинаем, наблюдая всеобщую бездуховность, лицемерие и жажду наживы.

Антитезис этой мысли: «Россия – страна неслыханного сервилизма и жуткой покорности, страна, лишенная сознания прав личности и не защищающая достоинства личности, страна инертного консерватизма, порабощения религиозной жизни государством, страна крепкого быта и тяжелой плоти». Бердяев в антитезисе провозглашает, что страну почти невозможно сдвинуть с места, что она инертна и покорно мирится со своей жизнью, но по прошествии всего нескольких лет его антитезис был разрушен до основания.

Рассматривая противостояние в мировой войне Германии и России, Бердяев характеризует его как противостояние рас, культур, духовности, полярно противоположных друг другу. Он считает, что: «Мировая война, в кровавый круговорот которой вовлечены уже все части света и все расы, должна в кровавых муках родить твердое сознание всечеловеческого единства. Культура перестанет быть столь исключительно европейской и станет мировой, универсальной. И Россия, занимающая место посредника между Востоком и Западом, являющаяся Востоко-Западом, призвана сыграть великую роль в приведении человечества к единству. Мировая война жизненно подводит нас к проблеме русского мессианства». Мне кажется, что любая война не может являться объединяющим фактором человечества, так как противоборствующие стороны после окончания войны, даже спустя многие годы, на уровне подсознания, продолжают испытывать друг к другу ненависть за те жертвы и разрушения, которые были им нанесены. Союзники, объединенные внешней угрозой и общими целями (врагом), после окончания боевых действий, начинают действовать самостоятельно, пытаясь получить от победы максимальное количество дивидендов именно для себя. Все эти причины по-моему, мнению приводят к разъединению народов, наций, а не к их консолидации, как считает Бердяев.            

Проблема русского мессианства для автора является ключевой темой, он пишет: «Христианское мессианское сознание может быть лишь сознанием того, что в наступающую мировую эпоху Россия призвана сказать свое слово миру, как сказал его уже мир латинский и мир германский. Славянская раса, во главе которой стоит Россия, должна раскрыть свои духовные потенции, выявить свой пророчественный дух. Славянская раса идет на смену другим расам, уже сыгравшим свою роль, уже склоняющимся к упадку; это раса будущего. Все великие народы проходят через мессианское сознание. Это совпадает с периодами особенного духовного подъема, когда судьбами истории данный народ призывает совершить что-либо великое и новое для мира». Было-бы странным, что Россия, с ее непохожестью на остальные страны, не выдала миру что-нибудь великое и ужасное. Изменение путем мятежа политического, экономического и духовного строя в отдельно взятой стране, создание коалиции из зависимых государств, повлекло за собой такие изменения в мире, что чуть было, не привело к ядерной войне.

«Душа России – не буржуазная душа, - душа, не склоняющаяся перед золотым тельцом, и уже за одно это можно любить ее бесконечно. Россия дорога и любима в самих своих чудовищных противоречиях, в загадочной своей антиномичности, в своей таинственной стихийности».

                       I.II. О «ВЕЧНО-БАБЬЕМ» В РУССКОЙ ДУШЕ

В этой главе автор выступает в качестве рецензента книги В.В.Розанова «Война 1914 года и русское возрождение». «Гениальная физиология розановских писаний поражает своей безыдейностью, беспринципностью, равнодушием к добру и злу, неверностью, полным отсутствием нравственного характера и духовного упора. Все, что писал Розанов, писатель большого дара и большого жизненного значения, есть огромный биологический поток, к которому невозможно приставать с какими-нибудь критериями и оценками».

Бердяев признает Розанова выразителем русской стихии, восхищается его способностью уйти в своих произведениях от отвлеченности, книжности, оторванности от жизни.

«В книге Розанова есть изумительные, художественные страницы небывалой апологии самодовлеющей силы государственной власти, переходящей в настоящее идолопоклонство. Подобного поклонения государственной силе, как мистическому факту истории, еще не было в русской литературе».

Анализируя книгу Розанова, Бердяев критикует некоторые утверждения: «Но способ, которым Розанов утверждает государственность и поклоняется его силе,- совсем не государственный, совсем не гражданский, совсем не мужественный. Розановское отношение к государственной власти есть отношение безгосударственного, женственного народа, для которого эта власть есть всегда начало вне его и над ним находящееся, инородное ему. Розанов, как и наши радикалы, безнадежно смешивает государство с правительством и думает, что государство – это всегда «они», а не «мы». Что-то рабье есть в словах Розанова о государственности, какая-то вековая отчужденность от мужественной власти».

                      I.III. ВОЙНА И КРИЗИС ИНТЕЛЛИГЕНТСКОГО СОЗНАНИЯ

Автор считает, что: «В русской интеллигенции пробудились инстинкты, которые не вмещались в доктрины и были подавлены доктринами, инстинкты непосредственной любви к родине, и под их жизненным воздействием начало перерождаться сознание». И это верно, ведь любая война приводит в движение огромные массы людей, изменяет политическую расстановку сил в мире, обостряет чувство ценности собственной нации и осознания ее задач в мировом масштабе. Но война приводит и к тому, что большое количество людей не может адаптироваться к ее реалиям,  и у них обостряется чувство выброшенности за борт истории, собственной никчемности, неспособности повлиять на ход событий. «Кругозор становится мировым, всемирно-историческим. А всемирную историю нельзя втиснуть ни в какие отвлеченно-социологические или отвлеченно-моральные категории,- она знает свои оценки. Россия есть самостоятельная ценность в мире, не растворимая в других ценностях, и эту ценность России нужно донести до божественной жизни».

Война для интеллигенции, как и для всей нации, является большим испытанием, проверкой, возможностью создания национальной идеи, которая способна поднять сознание общества на новый уровень, перевести его на новый этап развития. «Русская интеллигенция не была еще призвана к власти в истории и потому привыкла к безответственному бойкоту всего исторического. В ней должен родиться вкус к тому, чтобы быть созидательной силой в истории. Будущее великого народа зависит от него самого, от его воли и энергии, от его творческой силы и от просветленности его исторического сознания. От «нас», а не от «них» зависит наша судьба».

                     I.IV.ТЕМНОЕ ВИНО

Автор остро чувствует приближение беды для России. Он видит, что что-то иррациональное, темное охватывает страну. Государство и церковь в опасности. «Старая Россия проваливается в бездну. Но Россия новая, грядущая имеет связь с другими, глубокими началами народной жизни, с душой России, и потому Россия не может погибнуть».

Бердяев, по-моему, мнению слишком идеализировал происходящее, слишком поверил в разум народа. Новая Россия уничтожила все связывающие, исторические корни распевая: «Мы наш, Мы новый мир построим, кто был ничем, тот станет всем!». А в наше время от великой когда-то державы осталась территория, равная примерно территории России при Иване Грозном.

                 I.V.АЗИАТСКАЯ И ЕВРОПЕЙСКАЯ ДУША

В этой главе автор критикует статью М.Горького «Две души» из журнала «Летопись». Статьи, где изложены размышления Горького о русской душе и отношениях Запада и Востока с точки зрения западника. Бердяев резко критикует позицию Горького: «М.Горький все смешивает и упрощает. Старая и в основе своей верная мысль о созерцательности Востока и действенности Запада им вульгаризируется и излагается слишком элементарно. Тема эта требует большого философского углубления. У Горького же все время чувствуется недостаточная осведомленность человека, живущего интеллигентско-кружковыми понятиями, провинциализм, не ведающий размаха мировой мысли».

Горький и Бердяев являются представителями диаметрально противоположных мнений о будущем России, отношении к религии, пути развития страны, и естественно это сказывается на объективности высказываний.

                I.VI.О ВЛАСТИ ПРОСТРАНСТВ НАД РУССКОЙ ДУШОЙ

Огромная территория Российской империи оставляет неизгладимый след в русской душе. Она влияет как на конкретного человека, так и на государственное устройство в целом. «Русская душа подавлена необъятными русскими полями и необъятными русскими снегами, она утопает и растворяется в этой необъятности». «Государственное овладение необъятными русскими пространствами сопровождалось страшной централизацией, подчинением свей жизни государственному интересу и подавлением свободных личных и общественных сил». Является закономерной эта взаимосвязь. Ведь при такой территории человек может просто раствориться, пропасть, спрятаться от невзгод, как крепостные бежавшие на Дон, отряды Ермака, завоевывавшие Сибирь. С трудом представляется такое положение вещей в Европе, где государства по размерам бывают меньше нашего района. Это, конечно, накладывает отпечаток на сознание отдельной личности и нации в целом. Автор закономерно сравнивает Россию и Европу: «Над русским человеком властвует русская земля, а не он властвует над ней. Западноевропейский человек чувствует себя сдавленным малыми размерами пространств земли и столь же малыми пространствами души».

«Самобытный тип русской души уже выработан и навеки утвержден. Русская культура и русская общественность могут твориться лишь из глубины русской души, из ее самобытной творческой энергии. Но русская самобытность должна, наконец, проявиться не отрицательно, а положительно, в мощи, в творчестве, в свободе».  

Развитие научно-технического прогресса, уровня образования населения, закономерно сказывается на уменьшении проблем больших расстояний и приводит к консолидации нации, ее объединению.

                I.VII.ЦЕНТРАЛИЗМ И НАРОДНАЯ ЖИЗНЬ

Влияние столицы, центра, на жизнь остальной России всегда было проблемой. Большие расстояния и территория оказывали свое влияние на организацию власти, ее действенность и эффективность. Москва и Санкт-Петербург – это не есть вся Россия, это лишь вершина огромного айсберга, называемого Россией, внутри которого происходят скрытые процессы, часто невидимые из центра. «Большая часть наших политических и культурных идеологий страдает централизмом. Всегда чувствуется какая-то несоизмеримость между этими идеологиями и необъятной русской жизнью. Недра народной жизни огромной России все еще остаются неразгаданными, таинственными».

Даже в наше время, спустя почти 100 лет, стоит отъехать от Москвы хотя бы на 100 километров,  и вы окажетесь в совершенно другом мире с другими ценностями, стремлениями, уровнем жизни. Время как будто застыло в XX веке, а скорее в XIX веке, где преобладает натуральное хозяйство, обмен, долговые книги в магазинах. Бердяев чувствовал эту проблему: «Народная жизнь не может быть монополией какого-нибудь слоя или класса. Духовную и культурную децентрализацию России, которая совершенно неизбежна для нашего национального здоровья, нельзя понимать, как чисто внешнее пространственное движение от столичных центров к глухим провинциям. Это, прежде всего внутреннее движение, повышение сознания и рост соборной национальной энергии в каждом русском человеке по всей земле русской. Россия совмещает в себе несколько исторических и культурных возрастов, от раннего средневековья до XX века, от самых первоначальных стадий, предшествующих культурному состоянию, до самых вершин мировой культуры».

Как современно звучат слова Бердяева: «Россия – страна великих контрастов по преимуществу,- нигде нет таких противоположностей высоты и низости, ослепительного света и первобытной тьмы. Вот почему так трудно организовать Россию, упорядочить в ней хаотические стихии. Все страны совмещают много возрастов. Но необъятная величина России и особенности ее истории породили невиданные контрасты и противоположности». Эта цитата настолько полна и лаконична, что не хочется портить ее своим комментарием.

Мысли автора об общенациональной ориентировке жизни, стирании границ между провинцией и столицей, общем духовном оздоровлении нации актуальны и в настоящее время. «Россия погибает от централистического бюрократизма, с одной стороны, и темного провинциализма, с другой. Децентрализация русской культуры означает не торжество провинциализма, а преодоление и провинциализма и бюрократического централизма, духовный подъем всей нации и каждой личности».

                I.VIII.О СВЯТОСТИ И ЧЕСТНОСТИ

«К.Леонтьев говорит, что русский человек может быть святым, но не может быть честным. Честность – западно-европейский идеал. Русский идеал – святость». Проблема честности актуальна в России всегда. Взять, что плохо лежит, открутить гайку с рельс для грузила, принести что-то с работы, никогда не считалось зазорным на Руси, не считалось воровством. Воровство в понимании большинства – это когда украли у тебя или близкого, а когда «ничье», значит «общее».

«Европейский буржуа наживается  и обогащается с сознанием своего большого совершенства и превосходства, с верой в свои буржуазные добродетели. Русский буржуа, наживаясь и обогащаясь, всегда чувствует себя немного грешником и немного презирает буржуазные добродетели». Наглядный пример этого мы видим сейчас, когда после накопления первоначального капитала, наши «ново-русские» соотечественники с жаром кинулись  спонсировать строительство, реконструкцию церквей, замаливая свои многочисленные грехи.

«Русский человек и весь русский народ должны сознать божественность человеческой чести и честности. Тогда инстинкты творческие победят инстинкты хищнические».

                I.IX.ОБ ОТНОШЕНИИ РУССКИХ К ИДЕЯМ

«И одним из самых печальных фактов нужно признать равнодушие к идеям и идейному творчеству, идейную отсталость широких слоев русской интеллигенции». Автор рассматривает проблемы отрицания мысли, свободы идейного творчества в России. Мысль отрицалась как с точки зрения религиозной, так и материалистической. Катехизисы – вот что легко и просто применялось во всех случаях. Возрождение, ренессанс, развитие творчества, все это прошло мимо России, не отразилось на ее развитии. Географически, духовно Россия нацелена на защиту Европы от Востока. Со времен татаро-монгольского ига Россия стоит на страже границ Европы.

Интеллигенция «аполитична и необщественна, она извращенными путями ищет спасения души, чистоты, быть может ищет подвига и служения миру, но лишена инстинктов государственного и общественного строительства». Интеллигенция всегда была отдалена от народа, жила в своем мирке, пытаясь не вмешиваться в происходящее. Революции, репрессии, давление власти – все это покорно сносилось большей частью интеллигенции. Да и в наше время интеллигенция и простой народ сильно удалены друг от друга. Личность продолжает быть менее значимой, чем коллектив, хотя в Европе, США и других развитых странах приоритет личности над коллективом, общностью постепенно становится доминирующим.

«Вершина человечества вступила уже в ночь нового средневековья, когда солнце должно засветиться внутри нас и привести к новому дню. Внешний свет гаснет. Крах рационализма, возрождение мистики и есть этот ночной момент». Рационализм и мистика по прошествии ста лет продолжают идти рядом в восприятии людей. Мы продолжаем верить в колдовство, шаманизм, наблюдая огромные шаги в науке к созданию искусственного интеллекта, клонированию, созданию альтернативных источников энергии. Наверное, где-то в сознании каждого человека, с древнейших времен, заложена вера в сверхъестественное, божественнное, то, что нами управляет и от нас не зависит.

Анализируя духовное состояние общества   перед мировой  войной, автор отмечает: « Почва разрыхлена и настало благоприятное время для идейной проповеди, от которой зависит все наше будущее. В самый трудный и ответственный час нашей истории мы находимся в состоянии идейной анархии и распутицы, в нашем духе совершается гнилостный процесс, связанный с омертвением мысли консервативной и революционной, идей правых и левых. Но в глубине русского народа есть живой дух, скрыты великие  возможности. На разрыхленную почву должны пасть семена новой мысли и новой жизни. Созревание России до мировой роли предполагает ее духовное возрождение».

                        II.ПРОБЛЕМА НАЦИОНАЛЬНОСТИ

                                    Восток и Запад

                      II.I.НАЦИОНАЛЬНОСТЬ И ЧЕЛОВЕЧЕСТВО

«Человечество есть некоторое положительное всеединство, и оно превратилось бы в пустую отвлеченность, если бы своим бытием угашало и упраздняло бытие всех входящих в него ступеней реальности, индивидуальностей национальных и индивидуальностей личных». Автор рассматривает проблему индивидуальности, личности, и как производное -  проблему национальности. Космополитизм с его точки зрения: «есть уродливое и неосуществимое выражение мечты об едином, братском и совершенном человечестве, подмене конкретно живого человечества отвлеченной утопией. Кто не любит своего народа и кому не мил конкретный образ его, тот не может любить и человечество, тому не мил и конкретный образ человечества. Абстракции плодят абстракции». Эта проблема стоит и в наше время перед человечеством. Стирание границ, объединение государств, обезличивание конкретных наций, все это возможные последствия создания Евросоюза. Глобализация охватывает весь мир, все человечество. И рассматривая эти процессы с точки зрения Бердяева, можно сделать вывод, что происходящее скорее можно оценить как отрицательный процесс в развитии человечества. «Судьба нации и национальных культур должна  свершиться до конца. Принятие истории есть уже принятие борьбы за национальные индивидуальности, за тип культуры. Культура греческая, культура итальянская в эпоху Возрождения, культура французская и германская в эпохи цветения и есть пути мировой культуры единого человечества, но все они глубоко национальны, индивидуально-своеобразны. Все великие национальные культуры – всечеловечны по своему значению. Нивелирующая цивилизация уродлива. Культура воляпюка не может иметь никакого значения, в ней нет ничего вселенского».

                     II.II.НАЦИОНАЛИЗМ И МЕССИАНИЗМ

В главе анализируется отношение национализма и мессианства на конкретных примерах истории, их противоположность. «Национализм может быть укреплен на самой позитивной почве, и обосновать его можно лишь биологически. Мессианизм же мыслим лишь на религиозной почве, и обосновать его можно лишь мистически».

Рассматривая еврейский мессианизм, Бердяев делает заключение, что это явление не носит идеи всечеловечности, оно приковано к конкретной нации и не может развиваться в христианском мире. Христианство – вот что может объединить и спасти человечество и весь мир. «Мессианизм русский, если выделить в нем стихию чисто мессианскую, - по преимуществу апокалиптический, обращенный к явлению Христа Грядущего и его антипода – антихриста. Это было в нашем расколе, в мистическом сектанстве и у такого русского национального гения, как Достоевский, и этим окрашены наши религиозно-философские искания». Автор рассматривает мессианские идеи и других народов. «Так германский мессианизм по преимуществу расовый, с сильно биологической окраской. Германский народ на своих духовных вершинах сознает себя не носителем Христова Духа, а носителем высшей и единственной духовной культуры. Германская раса – избранная высшая раса». Развитие этих идей в Германии подтвердили мысли Бердяева и привели в итоге к возникновению нацизма. Гитлер умело воспользовался агрессивной духовной культурой нации и, придя к власти, развил эти националистические устремления до абсолюта.

Рассматривая проблему национальности, автор делает вывод: «Национальность входит в иерархию ступеней бытия и должна занимать свое определенное место, она иерархически соподчинена человечеству и космосу. И необходимо строго различать национализм и мессианизм». В наше время, в эпоху глобализации, проблема национальности стоит очень остро. Происходит стирание границ, культур, что может привести к обезличиванию наций, утрате собственной индивидуальности.

Еврейский мессианизм автор характеризует следующим образом: «Еврейский мессианизм навеки невозможен после Христа. Внутри самого еврейства роль его стала отрицательной, ибо может быть лишь ожиданием нового Мессии, противоположного Христу, который и утвердит царство и блаженство Израиля на земле. Но еврейский мессианизм проникает в христианский мир и там подменяет он служение – притязанием, жертвенность – жаждой привилегированного земного благополучия». Проникновение еврейства происходит и в наши дни, когда крупнейшие бизнесмены, способные влиять на расстановку сил в государстве, в  большинстве своем евреи. Основные информационные и политические каналы находятся в их руках. Они лоббируют свои интересы на всех уровнях, и это является серьезной угрозой для государства. Бердяев отмечает: «И я думаю, что в России, в русском народе есть исключительный, нарушивший свои границы национализм и яростный исключительный еврейский мессианизм, но есть и истинно христианский, жертвенный мессианизм».

                     II.III.НАЦИОНАЛИЗМ И ИМПЕРИАЛИЗМ

Мировая война являлась естественным этапом развития капиталистического общества. Рост могущества Германии, ее ограниченность в пространстве, зажатость остальными странами Европы, вот основные предпосылки войны. «Но мировая война связана не только с обострением империалистической политики великих держав,- она также очень остро ставит вопрос о судьбе всех национальностей, вплоть до самых малых. Война жалует и истребляет слабые национальности и вместе с тем она пробуждает в них волю к автономному существованию. Огромные империалистические организмы расширяются и стремятся к образованию мирового царства».

Следующая страница



 
     
 

2021 © Copyright, Abcreferats.ru
E-mail:

 

Яндекс.Метрика