Только лучшие рефераты рунета    
 
 

Партнеры:



 
 






 

 

Конспект и анализ первоисточников

Аристотель “О душе”.

Платон “Диалоги”.

 

 

 

 

 

 

 

 

12.03.2001

г.Севастополь

Материалы представлены в печатной форме по причине неразборчивости почерка студена, выполнившего конспект.

Курсивом выделены комментарии автора конспекта.

 

Аристотель "О душе".

Признавая познание делом прекрасным и достойным, но ставя одно знание выше другого либо по степени совершенства, либо по тому, что оно знание о более возвышенном и удивительном, было бы правильно по той и другой причине отвести исследованию о душе одно из первых мест. Думается, что познание души много способствует познанию всякой истины, особенно же  познанию природы. Ведь душа есть как бы начало живых существ.

(Здесь душа рассматривается как сущность живых существ.)

В большинстве случаев, очевидно, душа ничего не испытывает без тела и не действует без него, например: при гневе, отваге, желании, вообще при ощущениях. Но больше всего, по-видимому, присуще одной только душе мышление. Если мышление есть некая деятельность представления или не может происходить не может происходить без представления, то и мышление не может быть без тела. Если же имеется какая-нибудь деятельность или состояние, свойственные одной лишь душе, то она могла бы существовать отдельно от тела. По видимому, все состояния души связаны с телом: негодование, кротость, страх, сострадание, отвага, а также радость, любовь и отвращение; вместе с этими состояниями души испытывает нечто и тело. Если же движение не есть сущность души, то душа двигалась бы вопреки своей природе. Тяжко должно было бы быть для души быть соединенной с телом и не быть в состоянии освободиться от него, более того она должна была  бы избегать его, если только уму лучше не быть связанным с телом, как это обычно утверждают и как с этим многие соглашаются.

(Мышление завязано на ощущениях и чувствах, а также волевых импульсах, для которых, по сказанному, необходимо тело. Из сказанного можно сделать вывод о неотделимости души от тела. Но при этом не рассматривается возможность существования различных тел, воплощающих душу после смерти физического тела.)

Душа есть некая гармония, гармония есть же смешение и сочетание противоположностей. Однако гармония есть определенное соотношение смешанных частей или соединение частей., душа же не может быть ни тем, ни другим. Говорить же о гармонии подобает больше  в отношении превосходных телесных свойств, нежели в отношении  души. Душа может двигаться приводящим образом и приводить в движение самое себя, подобно тому, как может двигаться тело, в котором оно находится, а тело - приводится в движение душой; по-другому совершать пространственные движения ей невозможно.

(Не учтена возможность движения души в пространстве с использованием иных тел, кроме физического, а также возможность существования иных пространств, кроме физического.)

Имеется еще больше оснований усомниться в том, что душа движется, если обратить внимание на следующее, а именно: мы говорим, что душа скорбит, радуется, дерзает, испытывает страх, далее, что она гневается, ощущает, размышляет. Все это кажется движением. И потому можно было бы подумать, что и сама душа движется. Но это вовсе не необходимо. Ведь если и скорбеть, радоваться, размышлять - это именно движения, и все это означает быть приведенным в движение, то такое движение вызывается душой(например, гнев или страх - оттого, что сердце вот так-то приходит в движение; размышление , быть может, означает такое вот движение сердца или чего-то иного; причем в одних случаях происходят перемещения, в других- превращения; какие и как - об этом особый разговор. Между тем сказать, что душа гневается, - это то же, что сказать - душа ткет или строит дом. Ведь  лучше, пожалуй, не говорить, что душа сочувствует, или учится или размышляет. И это не означает, что движение находится в душе, а означает, что движение находится или то доходит до нее, то исходит от нее; так, восприятие  от каких-то вещей доходит до нее, а воспоминание - от души, к движениям или их остаткам  в органах чувств. Из изложенного очевидно, что душа не может двигаться. А если она вообще не движется, то ясно, что она не может двигать самое себя.

(Душа способна меняться во времени, а изменение - движение. Ведь не станете же вы утверждать, что душа младенца не отлична от души  старика.)

Так как душе свойственно познавать, ощущать, думать, а также желать и хотеть и вообще  ей свойственны стремления, пространственное же движение возникает у живых существ под действием души, и от нее также зависят рост, зрелость, упадок, то спрашивается: следует ли приписывать каждое такое состояние всей душе и мыслим ли мы, ощущаем, движемся, действуем или претерпеваем все остальное всей душой  или одно - одной ее частью, а другое - другой? Известно, что растения, будучи разрезаны, продолжают жить, равно и некоторые насекомые, словно каждая такая часть имеет ту же душу если не по числу, то по виду. В самом деле, каждая из этих частей некоторое время имеет ощущения и движется в пространстве. Если эти части и не живут долго, то в этом нет ничего странного ! Ведь они не имеют органов, чтобы сохранять свою природу. Тем не менее в каждой рассеченной части имеются все части души, и эти части души однородны. друг с другом, поскольку они не существуют отдельно друг от друга; с душой  в целом, поскольку она делима. По-видимому, начало жизни в растениях также есть некая душа: ведь оно единственное, что общее, что обще животным и растениям. И начало это отделимо от начала ощущения, но без него ничто не может иметь ощущения.

(Тем не менее, душа каждой части растения будет отличаться от исходной души целого растения, что говорит об ее изменчивости, а, следовательно, - способности к движению. )

Душа необходимо есть сущность в смысле формы естественного тела обладающего в возможности жизни. Сущность же как форма есть энтелехия, стало быть душа есть энтелехия такого тела. Энтелехия же имеет двоякий смысл: или такой как знание или такой как деятельность созерцания; совершенно очевидно, что душа есть энтелехия в таком смысле как знание. Ведь в силу наличия души имеются и сон и бодрствование, причем бодрствование сходно с деятельностью созерцания. Сон же - с обладанием, но бездействованием. У одного и того же человека знание по своему происхождению предшествует деятельности созерцания. Именно поэтому душа есть первая энтелехия естественного тела, обладающего в возможности жизнью. А таким телом может быть лишь тело, обладающее органами.

Если нужно обозначить то, что обще всякой душе, то это следующее: душа есть первая энтелехия естественного тела, обладающее органами. По этому и не следует спрашивать, есть ли душа и тело нечто единое, как не следует это спрашивать (есть) ни относительно воска и отпечатка на нем, ни вообще относительно любой материи и того, материя чего она есть. Ведь хотя единое и бытие имеют разное значение, но энтелехия есть единое и бытие в собственном смысле.

(Тем не менее единое может различаться по составу, оставаясь единым.)

Итак, сказано, что такое душа вообще, а именно: она есть сущность как форма (logos), а это - суть бытия такого-то тела, подобно тому, как если бы естественным телом было какое-нибудь орудие, например, топор. А именно: сущностью его было бы бытие топором, и оно было бы его душой. И если ее отделить, то топор перестал бы быть топором. И был бы таковым лишь по имени. Однако же это только топор. Душа же есть суть бытия и форма (logos) не такого же тела как топор, а такого естественного тела, которое в самом себе имеет начало движения и покоя. Сказанное нужно рассмотреть и в отношении части тела. Если бы глаз был живым существом, то душой его было бы зрение. Ведь зрение и есть сущность глаза, как его форма (глаз же есть материя зрения); с утратой зрения глаз уже не глаз. Разве только по имени, также как глаз из камня или нарисованный глаз. Сказанное же о части тела нужно приложить ко всему живому телу, а именно: как часть относится к части, так сходным образом совокупность ощущений относится ко всему ощущающему телу как ощущающему. Итак, душа неотделима от тела. Ясно также, что неотделима какая-либо часть ее, если душа по природе имеет части, ибо некоторые части души суть энтелехия телесных частей. Но конечно ничто не мешает, чтобы некоторые части души были отделимы от тела, так как они не энтелехия какого-либо тела. Кроме того, не ясно, есть ли душа энтелехия тела в том же смысле, в каком корабельщик есть энтелехия судна.

(Возникает вопрос: можно ли считать душу неотделимой от тела физического или же телом может быть и другой вид материи. В принципе, душой может обладать мышление и мысль, ибо значение и сущность мысли в данном случае была бы душой, а субстанция мысли - телом. При этом возникает возможность существования души на мысленном уровне, отличном от физического, что позволяет определенным образом сохранить матрицу тела и его сущность, а значит и душу на мысленном уровне и перенести в иное измерение даже при условии гибели исходного физического тела.)

То, благодаря чему мы прежде всего живем, ощущаем и размышляем - это душа, так что она есть некий смысл и форма, а не материя или субстрат. О сущности мы говорим в трех значениях: во-первых она форма, во-вторых - материя, в третьих то, что состоит из того и другого. Из них материя есть возможность, форма - энтелехия. Так как одушевленное существо состоит из материи и формы, то не тело есть энтелехия души, а душа есть энтелехия некоторого тела. Поэтому правы те, кто полагает, что душа не может существовать без тела, и не есть какое - либо тело. Ведь душа есть не тело, а нечто, принадлежащее телу, а потому она и прибывает в теле, и именно в определенного рода теле, и не так, как наши предшественники приноравливали ее к телу, не уточняя при этом, что это за тело и каково оно, тогда как мы видим, что не любая вещь воспринимается любой. Тот же вывод должен быть получен путем рассуждений. Ведь естественно, что энтелехия каждой вещи бывает только в том, что вещь есть в возможности, то есть в свойственной ей материи. Итак из сказанного видно, что душа есть некоторая энтелехия и смысл того, что обладает возможностью быть таким одушевленным существом.

(Однако, раз душа обладает мышлением и ощущением, она может сама по себе содержать душу, являющейся смыслом и формой мышления и ощущения, что приводит к возможности существования души в душе. Если же мышление есть тело, то оно способно содержать душу. В этом случае при условии отделимости мышления от физического тела возможно перемещение души вне физического тела и вне зависимости от него.)

Растительная душа присуща и другим, а не только растениям. Она первая и самая общая способность души. Благодаря ей жизнь присуща всем живым существам. Ее дело - воспроизведение и питание. Действительно, самая естественная деятельность живых существ, поскольку они достигли зрелости, не изувечены и не возникают самопроизвольно - производить себе подобное, дабы по возможности быть причастным вечному и божественному. Ведь все существа стремятся к нему, и оно - цель их естественных действий. Цель же понимается двояко: ради чего и для кого. Так как живое существо не в состоянии постоянно соучаствовать в вечном и божественном (ибо не может преходящее вечно оставаться тем же и быть постоянно в едином по числу), то каждое из них причастно божественному по мере своей возможности: одно больше, другое меньше и продолжает существовать не оно само, а ему подобное, оставаясь единым не по числу, а по виду.

(Данное заключение позволяет предположить многослойную структуру души. Это в свою очередь свидетельствует о возможности эволюционирования души, и, следовательно, о движении.)

Растительное начало души, заключенное в питании есть способность, которая сохраняет существо, обладающее ею таким, каково оно есть. А пища обеспечивает его деятельность; поэтому существо, лишенное пищи, не может существовать. Мы различаем троякое: питающееся, то, чем оно питается, и то, что питает. То, что питает - первая душа. Питающееся - тело, обладающее душой. То, чем тело питается - пища.Так как справедливо все назвать в соответствии с целью, цель же состоит здесь в воспроизведение себе подобного, то первой душой следует называть способность воспроизведения себе подобного. И так как то, чем питается тело двоякого рода, то необходимо, чтобы всякая пища могла перевариваться, а переваривание пищи вызывается теплом, поэтому все одушевленное обладает теплом. Так как душа отличается главным образом двумя признаками: во-первых - пространственным движением, во вторых - мышлением, способностью различения и ощущения, то может показаться, будто мышление и разумение суть своего рода ощущения. Ведь посредством того и другого душа различает и познает существующее. И древние утверждают, что разуметь и ощущать  - это одно и то же, как именно Эмпедокл сказал: мудрость у них возрастает, лишь вещи пред ними предстанут, и в другом месте: и здесь возникает мысль для познания мира у них.

Некоторым образом душа есть все сущее. В самом деле, все сущее это либо воспринимаемое чувствами, либо постигаемое умом, знания же есть в некотором смысле то, что познается, а ощущение это то, что ощущается. Знание и ощущение разделяются по предметам: знание и ощущение в возможности относятся к предметам в возможности, знание и ощущение в действии - к предметам в действительности. Способность ощущения и познавательная способность души в возможности тождественны этим предметам, первая - тому что ощущается, вторая - тому, что познается. Душа необходимо должна быть либо этими предметами, либо их формами, однако самими предметами она быть не может: ведь в душе находится не камень, а форма его. Таким образом душа есть как бы рука: как рука есть орудие орудий, и ум  - форма форм, ощущение же - форма ощущаемого.

Душа животных отличается двумя способностями: способностью различения, которая осуществляется размышлением и ощущением, и способностью приводить пространственное в движение. Так что же такое то, что приводит животное в пространственное движение? Очевидно, что движет та способность души, которая называется стремлением. Для тех же, кто различает части души, поскольку они различают и разделяют ее в соответствии со способностями, этих способностей очень много: растительная, способность ощущений, мыслительная, воля, наконец, способность стремления; все они в большей мере отличаются друг от друга, чем способность желания от способности страстей. А так как бывают противоположные друг другу стремления, а это случается, когда смерть противостоит желаниям, происходит же это у тех, кто обладает чувством времени, то по виду движущее едино - это способность стремления.

(Интересно отметить, что, считая душу способной мыслить и чувствовать, осознавать в ощущениях, а также учитывая многослойность души, мы подразумеваем возможность выделения ощущений и пониманий более низких уровней души по отношению к нашему основному уровню. Это открывает путь к мысленно-ощутительному моделированию сознания и понимания тех животных, которые ниже нас по уровню души. Однако,  экстраполяция на более высокий уровень, чем наш, довольно затруднительна и не может дать надежных результатов в понимании.)

Итак, всему, что живет и обладает душой, необходимо иметь растительную душу от рождения до смерти: ведь необходимо, чтобы родившееся росло, достигало зрелости, и приходило в упадок, а это невозможно без пищи; таким образом необходимо, чтобы растительная способность была у всего того, что растет и приходит в упадок. Ощущение же не необходимо свойственно всем живым существам. Ведь те, у которых тело простое, не могут иметь осязания, " но не одно животное не может существовать без сознания", не имеют его и те, которые не способны воспринимать формы без материи. Животное же необходимо имеет ощущение, если верно, что природа ничего не делает напрасно. Ведь все в природе существует ради чего-то или должно быть чем-то, сопутствующим тому, что существует ради чего-то. Так вот, если бы тело способное к передвижению не обладало ощущением, оно бы погибло и не достигло цели, назначенной ему природой. В самом деле, как могло бы оно питаться? Конечно, у тех, которые прикованы к своему месту, питание имеется на той почве, откуда они произошли. Однако невозможно, чтобы подвижное и рожденное тело имело душу и различающий ум, а способности ощущений не имело. Впрочем, это также невозможно для нерожденного тела. Почему бы ему не иметь способность ощущения? Разве отсутствие этой способности было бы лучше для души или для тела? Но не то, ни другое не имеет места. Ведь от отсутствия ощущений ни душа не будет больше мыслить, ни тело не будет существовать дальше. Таким образом, каждое подвижное тело без ощущения не будет иметь души.

Тело, обладающее ощущением должно быть или простым, или сложным. Но простым оно не может быть, ведь в таком случае оно не имело  бы осязания, а осязание иметь необходимо. Это ясно из следующего, а именно: так как животное есть одушевленное тело и всякое тело есть нечто осязаемое, осязаемое же есть то, что воспринимается осязанием, то необходимо, чтобы тело животного было способно к осязанию, если животное должно сохраняться, ибо остальные чувства воспринимают через иное; таковы обоняние, зрение, слух. Если же непосредственно соприкасающееся с чем-то существо не будет обладать ощущением, то оно не сможет одного избегать, а другое приобретать. В таком случае животному невозможно будет сохраняться. Поэтому то и вкус есть некоторого рода осязание. Ведь он возбуждается пищей. Пища же есть осязаемое тело. Ни звук, ни (тело) цвет, ни запах не питают и не содействуют ни росту, ни упадку. Таким образом, вкус необходимо есть некоторого рода осязание, потому что есть ощущение осязаемого и пригодного для питания. Итак, оба этих чувства необходимо всякому животному и очевидно, что животное не может существовать без осязания. Остальные же чувства существуют ради блага и встречаются уже не во всяком роде животных, а у некоторых; так как они необходимо присущи животным, способным передвигаться.

(Интересно, а каким образом существо знает, что дает ему осязание, и способно интерпретировать ощущения? Звук, цвет, осязание - то, что рождает ощущения. Но что позволяет различать ощущения как, скажем, "положительные" и "отрицательные"? Этот механизм кроется не в самом осязании, а следовательно он может быть равносильно отнесен и к зрению, и к слуху. В этом случае осязание не являлось бы первичной необходимостью для жизни. В то же время любое другое чувство рождает ощущения, а, следовательно, может в некотором роде являться осязанием, но в иной информационной плоскости. Таким образом, для существования необходимо обладать каким-либо чувством вообще, но не обязательно осязанием.)

Итак, душа есть причина и начало живого тела. О причине говорится в различных значениях. Подобным же образом душа есть причина в трех смыслах, которые мы разобрали. А именно душа есть причина, как то, откуда движение, как цель и как сущность одушевленных тел. Что душа есть причина в смысле сущности - это ясно, так как сущность есть причина бытия каждой вещи. А у живых существ быть означает жить. Причина же и начало этого - душа. Очевидно также, что душа есть причина и в значении цели, ибо также  как ум действует ради чего-то, так и природа, а то, ради чего она действует, есть ее цель. А такая цель у живых существ по самой их природе есть душа. Тому, кто хочет исследовать способности души, необходимо выяснить, что такое каждое из них, далее исследовать все, связанное с ним.

Таким образом ясно, что рассмотрение каждой отдельной души и ее способности есть наиболее подобающее исследование самой души.

(Думаю, причина и цель составляют своеобразный фундамент души, являются ее ядром, но сверху существует еще много слоев различного рода, значение которых еще предстоит выяснить и определить. Аристотель не рассматривает возможность существования тел, имеющих иную природу, нежели физическое тело, а следовательно имеющих возможность воплощать душу или ее часть вне физического тела и позволять ей совершать движения вне физического пространства. Так как душа в принципе может существовать в субстанции мысли и мышления, то она может свободно существовать и сохраняться вне физического тела при условии независимости мышления и мысли от такового.)

 

Платон. Диалоги.

Он( т.е. Клиний) молод и естественно его юность внушает нам опасение как бы кто-нибудь не опередил нас , не направил его ум на другое какое-то дело и тем самым не погубил.

Вся  жизнь человека представляет собой гигантскую сеть разветвлений, путей, вариантов, а в период детства и молодости эта сеть наиболее густа. Поэтому выбор должен производиться между многочисленными альтернативами. Правильный выбор важен по причине далеко идущих последствий. Ибо, как в решении диф. уравнения при плохой устойчивости незначительные вариации начальных условий приводят к глобальным изменениям в получаемых решениях, так и на старте жизни малые воздействия могут в корне поменять дальнейший путь развития человека. Любое стороннее воздействие может привести к непредсказуемым последствиям, поэтому отец особенно обеспокоен тем, какое воздействие окажет на юношу окружение (и в первую очередь его сверстники).

Все рожденные существа созданы, по-видимому, на один лад: после того, как посаженое растение получит жизнь, начинается трудный длительный и тяжкий уход за ростком. Нечто подобное происходит с человеком.

Все зависит от результата, который вы хотите получить. Как известно, без труда ….

Отец о своем сыне: до сих пор я удерживал его увещеваниями, но поскольку далее удерживать его я не в силах, полагаю, что лучше всего будет уступить ему, иначе, общаясь с кем -либо без моего ведома , он может погибнуть.

Демодок является действительно мудрым родителем и хорошим психологом, так как понимает, что человека (особенно развивающегося) невозможно удержать от совершения различных действий, что помогают изучать новое. Лучшим вариантом будет уступить, но проинструктировать о возможных последствиях. Пусть человек сам делает выбор: делать или не делать. Увещевания - своеобразный инструктаж. Человек узнает сначала теоретически и далее (при желании) может испытать это практически. В случае же прямого запрещения родителями некоторых действий слабая личность может быть подавлена, что еше более ее ослабит, а это недопустимо при воспитании человека, которому предстоит жить в этом "прекрасном и яростном"  Мире. Сильная же личность пойдет против запрета и может совершить ненужный поступок лишь с целью самоутверждения, но не с целью познания, а это разные вещи. Тем более, что , быть может, при ином подходе, человек не совершил бы такого поступка, но неверный подход родителей подтолкнул его к этому. Оптимальным вариантом является предварительное разъяснение предмета и последствий действий без нажима и предоставления возможности провести этот опыт под наблюдением, дабы уберечь от наиболее негативных последствий. Но позволить набить свою шишку желательно, ибо, как ни жаль, очень часто люди учатся лишь на своих ошибках, так пусть легкие ошибки послужат своеобразной прививкой от серьезных ошибок.

Мыслят существа, имеющие душу. Познаю, а именно думаю.

По Платону - душа - это то, что мыслит, познает, чувствует. В некотором смысле "думание" можно назвать познанием, ибо то, что рождается в нашем разуме в процессе мышления является результатом конструктивного синтеза из уже имеющегося в нем, а следовательно не существовало до момента мышления и возникает и познается в процессе мышления.

-         ну а животными - сказал он, - ты называешь то, что имеет душу. Да, отвечал я

-         разве боги не живые существа: ведь ты признал живыми существами всех тех, кто имеет душу, а эти боги разве не имеют души ?

-         Имеют, отвечал я.

-         Значит, они животные?

-         Животные, отвечаю…

Вопрос в том, что считать животными, богами и человеком. Сократ считает все живое наделенным душою, а следовательно и растения, и животные (в нашем понимании), и человек, и те существа, что стоят выше человека, являются наделенными душою и мыслящими, а следовательно животными от слова "живот" - жизнь. Но уровни мышления качественно различаются на разных ступенях развития - от растений до высших существ. С каждой ступенью развития сознание расширяется и получает новый верхний слой. При достаточном знании животного( особенностей поведения, сенсорного восприятия и т.д.) можно затормозить часть своего сознания, выделить его фрагмент и промоделировать сознание и мышление низших относительно человека животных, тем самым приблизившись к пониманию.

Но делать это нелегко и чем дальше от нас животное по степени развития, тем сложнее промоделировать его сознание. Важно также не терять контроля. Насколько это моделирование опасно для психики, мне неизвестно, так что советовать экспериментировать с ним я бы не советовал. Но в качестве особенности все же еще укажу, что при этом желательно уметь мыслить не словами, а понятиями -  своеобразными движениями сознания, дающими предмет, но не его словесно-звуковой идентификатор.

Люди и все прочие вещи расположенные на грани неких двух (начал) и причастны к ним обоим, когда находятся посредине между благом и злом, сказываются хуже блага и лучше зла; те, что слагаются из двух разнородных благ, хуже каждого из них в том, что в отношении чего каждое из них хорошо; и лишь те, что слагаются из двух разнородных зол и расположены посредине между ними, лучше каждой из двух зол, которым они причастны.

Это может быть справедливо при условии отсутствия формирования нового качественного уровня из промежуточного состояния. При условии полной автономии начал это будет сходно с интерференцией двух волн: при различных сочетаниях и пропорциях возможны максимумы, минимумы и промежуточные состояния. Формулировка Сократа может быть справедлива лишь для усредненных промежуточных состояний.

Нужно почитать всякого, кто заявляет, что он хоть как-то печется о разуме, и кто мужественно проводит в жизнь свое дело.

"Обещать - не значит жениться" = "Заявлять - не значит делать". Да и делать можно по-разному.

Думаю, почитать нужно того, кто меньше заявляет, а проводит в жизнь то дело, которое полезно многим. Но почитать - не главное. Главное - помочь (или, по крайней мере, не мешать).

Мне начинает представляться безумием, что я в остальном проявив столько старания о детях - и в  смысле брака, чтобы они родились от благороднейшей матери, и  в отношении состояния, чтобы дать им побольше средств - о воспитании их вдруг не позабочусь.

Средств должно быть не "побольше", а достаточно для жизни и развития. Если ребенку средств, по его мнению, мало, то пусть сам позаботится о том, чтобы их заработать. Но то количество, которого ребенку достаточно, зависит от понимания ребенком своих потребностей, а , следовательно, от воспитания. "Благороднейшая мать" также не является необходимым фактором. Гении рождаются в основном у простых родителей, и главное - чтобы мать была просто хорошим человеком( без превосходных степеней). Главным фактором является воспитание, ибо именно оно помогает ребенку развиться, сформироваться и стать человеком. Однако, всего должно быть в меру - и средств, и воспитания, и свободы.

Блажен ты, Гиппий, если каждую олимпиаду пребываешь в святилище столь уверенным в расположении твоей души к мудрости: я был бы удивлен, если бы кто-нибудь из атлетов входил туда столь же бесстрашно и с такой же  уверенностью в готовности своего тела к борьбе в какой ты по твоим словам пребываешь относительно своего разума.

Сократ подчеркивает, что именно душа  человека предрасположена к мудрости и отвечает за его рассудок и разум.

Моя уверенность, Сократ, вполне обоснованна: с тех пор, как я начал участвовать в олимпийских состязаниях, я никогда ни  в чем не встречал никого мне равного.

Гармония - залог успеха. При гармоническом равновесии между развитием души и развитием тела получается наиболее устойчивая и продуктивная система. При дисбалансе же снижается продуктивность  во всех сферах деятельности. При наличии баланса возможна наибольшая отдача, чему примером является превосходная физическая и психологическая подготовка Гиппия.

Так будь столь любезен и не откажись исцелить мою душу, ибо, искоренив невежество моей души, ты сотворишь мне гораздо большее благо, чем если бы ты излечил болезнь моего тела.

Сократ полагает, что душа преобладает над телом, и болезнь души (в частности, невежество) гораздо страшнее болезни тела.  Это понятно, если душа - это и есть человек, ибо тогда болезнь души - настоящая болезнь человека, тогда как болезнь тела - лишь неполадки в оболочке (как дыры на одежде). Более того, известно, что "дух врачует тело", и если человек здоров духовно, то он будет здоров и физически.

Достойному человеку свойственно чинить несправедливость добровольно, а недостойному - невольно, коль скоро достойный человек имеет достойную душу?

…..

Да я и сам с собой здесь не согласен, Гиппий, но все же это с необходимостью вытекает из нашего рассуждения. Однако, как я говорил раньше, я блуждаю в этом вопросе вокруг да около, и никогда не имею одинакового мнения на этот счет.

Не стоит понимать данное высказывание, как если бы достойный человек активно творил несправедливость. Как раз наоборот - он до последней возможности будет избегать этого, но если же ему придется сотворить несправедливость, он это сделает с полным сознанием сотворяемого, своей вины и последствий, в то время как недостойному не свойственно осознание степени несправедливости и вины в полной мере. Тем не менее не стоит абсолютизировать данное определение, ибо жизнь слишком сложна, чтобы свести ее к каким-либо схемам,  и в разных обстоятельствах разные люди могут поступать по разному. Нет жесткого критерия, определяющего, достоин ли человек.

Совершенно то, что делается в соответствии с  правилами искусства.

Не спорю, но где область определения данных правил и что за ней?

Алквиад: Почему ты не веришь, что я иным путем мог узнать, что такое справедливость и несправедливость?

Сократ: Конечно же, если открыл это сам.

Алквиад: А ты полагаешь, что на это я не способен?

Сократ: Нет, наоборот, если только ты будешь искать.

Алквиад: Значит, ты думаешь, что я не мог бы искать?

Следующая страница



 
     
 

2021 © Copyright, Abcreferats.ru
E-mail:

 

Яндекс.Метрика