Только лучшие рефераты рунета    
 
 

Партнеры:



 
 






 

За безбожье своё пред собою одним  я в ответе.

                                               Крепче веры моей не бывало   на былом свете.

    Но, коль даже единственный в мире –      и тот «еретик»,

                                                Значит, нет, говорю, правоверных        в нашем столетье!

                                                                                           Ибн-Сина

Автором выбранной мною книги является Сагадеев Артур Владимирович, написавший немало статей и переводов с арабского языка. Данная его работа, которая называется «Ибн-Сина» рассказывает нам о величайшем философе, мудреце, учёном, является довольно интересной на мой взгляд. В этой книге рассказывается о деятельности выдающегося учёного, даётся краткая характеристика его основных работ, а в конце книги даётся приложение - его «Трактат о Хайе, сыне Якзана». Как известно Авиценна является продолжателем традиций восточного аристотелизма и неоплатонизма, основное идейное изложение которых и даётся далее.

Глава 1. Жизнь. Творчество. Идейные предпосылки. Философ, врач, визирь и вечный странник. Так называется первая глава, в которой примечательно, но кратко рассказывается о биографии выдающегося мыслителя. Сагадеев, прежде всего, даёт описание общей обстановки, в которой жил и творил Ибн-Сина. Аш-Шейх ар-Раис родился в Средней Азии близ селений Бухары в 980 г, его отец был финансовым чиновником, который, встречаясь с исмаилитскими кругами, не был лишён философских интересов. Маленький Абу-Али подслушивал беседы отца, пытаясь, что-то понять. Таким образом, первоначальное образование он изучил, освоив Коран и словесные дисциплины, к десяти годам. Далее на Ибн-Сину значительное влияние оказал учёный Абу-Абдаллах ан-Натили, под руководством которого будущий философ разбирал трактат Порфирия Тирского. Учитель диву давался тому, что ученик превосходил его в плане объяснения определений, то есть Ибн-Сина истолковывал рассматриваемые объекты гораздо более ясно и просто. Поэтому после этого Абу-Али стал усердно штудировать физику и метафизику, что впоследствии повлияло на его склонность к медицине. После этого последовали годы странствий в силу смерти его отца. Он стал скитаться по разным местам, сталкиваясь с различными трудностями, будучи на грани жизни и смерти. Последние годы жизни (1024-1037), проведённые в Исфахане, стали самыми плодотворными, так как именно в этот период были написаны самые значительные произведения: «Книга спасения», «Книга знания», «Книга указаний и примечаний», «Восточная философия», «Книга справедливости» и ,наконец, самая главная «Книга исцеления».

Наиболее достоверные источники дают нам достопримечательные черты философа, образ которого отличается одержимостью исследовательского духа, стремлением к энциклопедическому охвату всех современных ему знаний. Ибн-Сина выделяется тонкой наблюдательностью, феноменальной памятью и остротой мысли. Между тем он был склонен к чувственным наслаждениям. Однако есть некоторые авторы, которые говорят об его «религиозном пыле». Тем не менее, несмотря ни на что, философ отличался неисчерпаемой работоспособностью. На мой взгляд, этим и оправдываются невероятно-значимые заслуги учёного.

Абу-Али – автор самых разнообразных и по форме, и по содержанию произведений, написанных в основном на арабском языке. К нефилософским научным трудам без сомнения следует отнести «Канон врачебной науки», в котором Ибн-Сина систематизировал накопленные медицинские знания и собственный опыт врача. Его некоторые представления в области медицины были близки к современным. К философским произведениям можно отнести «Книгу исцеления», многотомное сочинение, охватывающее все отрасли философской науки: логику, математику, физику и метафизику. Из сохранившихся до наших времён трудов Абу-Али следует упомянуть трактат «Об определениях», в котором автор продолжает традицию составления специальных философских лексиконов. До сих пор неясны вопросы относительно авторства некоторых книг, дело в том, что есть сочинения, традиционно приписываемые Абу-Насру аль-Фараби, который написал сочинение о целях книги «Метафизики» Аристотеля, так вот при чтении сочинений возникает мысль о том, что автором этих книг можно считать Авиценну. Таким образом, это требует тщательных исследований, об этом и рассказывается во второй части первой главы, которая так и называется «Два аль-Фараби» (с.12-37).

«Два аль-Фараби». Эта часть главы рассказывает нам о связи аш-Шейха ар-Раиса с крупнейшими идейными течениями, а также о работах его учителя Абу-Насра аль-Фараби, так как его основные положения философии помогают уяснить учение Ибн-Сины.

Вначале рассматриваются три течения ислама: мутазилизм, исмаилизм и суфизм, а также их взаимосвязь с философией. Сагадеев даёт, на мой взгляд, неплохую характеристику и идейный смысл вышеперечисленных форм. Но сначала, как мне кажется, следует представить краткие черты ислама в рассматриваемом периоде. Во-первых, Муххамед в эпоху раннего средневековья воспринимался как реальная историческая личность, во-вторых, Коран подвергался толкованию в рамках спекулятивного богословия – калама.

 Таким образом, самыми ранними представителями свободомыслия в исламе являются мутазилиты, которые и являются толкователями калама. Следует обязательно подчеркнуть, что для средневековой арабо-мусульманской философии представление о религии связывалось с чисто практическим, политическим искусством, призванным регулировать межличностные отношения и не имеющим никакого отношения к постижению истины. В мутазилитской форме вольнодумство определялось сосуществованием здесь нескольких различных религиозных организаций: строгий мутазилизм был связан с «диалогом» между исламом и христианством, а также борьбой против манихейских движений. Автор говорит о том, что мутазилитов называли «поборниками единобожия и справедливости», так как их учение основывалось на единстве Аллаха и его абсолютной справедливости. Могущество Аллаха и его воля подчинены его абсолютному знанию.

Относительно характеристики исмаилизма следует выявить то, что это ответвление одного из двух главных направлений в исламе – шиизма. В качестве теологического учения в нём различались внешний, экзотерический аспект слова божьего и его внутренний эзотерический смысл, то есть сокровенный смысл Писания был доступен только имамам, а внешняя сторона буквы закона предназначалась для невежественной толпы. На мой взгляд, здесь наблюдается односторонняя точка зрения понимания священного писания, что говорит о несправедливости, получается так, что слово Божье доступно лишь определённому кругу людей. Далее вообще говорится о том, что не было практически никакой грани между так  называемыми избранными и невеждами. В целом Сагадеев рассуждает о том, что исмаилитское учение выступает в роли синтеза античной мудрости и религиозно философских воззрений народов Востока, и говорит  также о его разделении на радикальное и умеренное направления.

Как оппозиционное суннитскому «правоверию» возникло и суфийское направление в исламе, специфика которого заключается в проповедовании аскетизма и возможности познания бога через мистическую интуицию, то есть образ жизни аскетов был демонстративным вызовом и укором людям, предпочитающим материальные блага.

Таким образом, охарактеризовав вышеперечисленные учения, следует сказать о том, что носители их считали истину запредельной по отношению к той или иной традиционной религии (с.37-54).

Абу-Наср аль-Фараби(870-950) систематизировал восточный перипатетизм и дал решение вопросу о соотношении религии и философии. Он выявил, по-моему, блестящую точку зрения относительно того, что философия даёт теоретические основы естественнонаучным дисциплинам, политике и преобразует общество в правильном направлении. В метафизике он различает разработки и богословско-космологические рассуждения в отношении религиозных и политических соображений. Аль-Фараби считается одним из трёх главных учителей Авиценны (двумя другими являются Аристотель и Плотин). Абу-Наср является автором трёх написанных сочинений (перечень работ Аристотеля): «Слово о классификации наук», «О том, что должно предшествовать изучению философии» и «Философия Аристотеля». Сагадеев даёт описание тезисов, чтобы читатель смог сформулировать для себя черты идеального государства, сравнить их с воззрениями Аристотеля, касающихся тех же вопросов. Далее даётся схема так называемого «образцового города», классифицируются «силлогистические искусства», состоящие из соответствующих пяти видов рассуждений – поэтических, риторических, софистических, диалектических и аподиктических. В политике – «широкая публика» не отделена от «элиты», а идеологическую базу составляет «истинная» религия. Даётся соотношение философии, теологии и религии в классификации наук – в итоге теология есть «служанка» философии. Таковы некоторые положения из философии Абу аль-Насра, продолжателем которой и является Ибн-Сина (с.54-71).

Глава 2.Классификация наук. В рассматриваемой мною главе даётся разработка классификации наук, предложенная непосредственно Ибн-Синой.

Итак, по воззрениям великого учёного, философское знание разделяется на две области наук: теоретических и практических, основой деления служит предмет знания к действиям, исходящим от человека. Таким образом, теоретические науки исследуют вещи и их целью является постижение блага, практические же науки исследуют деятельность человека, направленную на эти вещи, и соответственно их целью является достижение блага. Ну, а царицей всех наук, конечно же является логика.

К теоретическим наукам относятся физика, математика и метафизика. Физика в свою очередь также подразделяется на множество наук – из всего этого выявляется характерная для мусульманского средневековья дифференциация наук и укрепление их связи с ремесленным производством и торговлей. Зато Ибн-Сина негативно относился к астрологии, алхимии и магии. Чистую метафизику он делил на пять разделов, именовал её «божественной наукой». Из всего этого следует вывод, что Авиценна творил согласно системе, заложенной ранее его учителем аль-Фараби. Да, он также как и Абу-Наср выделяет метафизику, считая её первой, но во всех его энциклопедических трудах читателю предлагается вначале изучить логику, которая помогает преодолеть стремнины на пути к высотам человеческого знания (с. 72-83).

Глава 3. Логика. В этой главе рассказывается об успехах Абу-Али в области логики. На мой взгляд, судя по тому, что я изложу ниже, можно согласиться с мнением относительно копирования рассматриваемой науки у Аристотеля. Это будет заметно по сходству признаков у двух великих учёных. Не зря сам автор говорит о значительном влиянии на Ибн-Сину концепций, разработанных в логической школе стоиков, ну, и, конечно же, у Стагирита.

Подобно Аристотелю Ибн-Сина исследует человеческую деятельность, начиная с изучения языков, а именно в плане различий арабского и греческого. Логика изучает только высказывающую речь, состоящую из материи и формы. Материю высказываний в свою очередь образуют идеи, то есть умственные формы, составляющие смысл слова.


Вообще изложение науки логики у Абу-Али начинается с рассмотрения первого вида знания в его связи с простыми высказываниями.

               (род, вид и видовое различие)                          (собственный признак и общая акциденция)

К вышеназванным высказываниям относится также и «первая сущность» Аристотеля. После этого даются определения следующим отношениям:

·        Омонимические предметы – это те, у которых имя одно, а то, что понимается под ним, различается таким образом, что в нём не оказывается никакого сходства.

·        Подобноименные – это те, у которых имя одно, а то, что понимается под этим именем, имеет и различия, и сходство.

·        Предметы по аналогии – это те, у которых имя одно, и то, что понимается под ним, одно, но это последнее выражено не во всех них равносильным образом.

·        Соименные – это те, у которых и имя одно, и то, что понимается под ним, одно, не заключая в себе сколь-либо значительных различий.

·        Синонимические – это те, имена которых имеют один и тот же смысл, но обозначающие данную идею слова – разные.

·        Равноименные – это те, у которых имена различаются так же, как и обозначаемые ими идеи.

Между тем Ибн-Сина в логическом учении разбирает также десять Аристотелевых категорий. В разделе логики разбирается отношение между предметами, представлениями, высказываниями и письменными обозначениями, проводится различие между высказывающими речениями и невысказывающими и даётся классификация суждений. Абу-Али в своей работе суждения делит по качеству (утвердительные и отрицательные), количеству (общие, частные и приравниваемые к последним неопределённые), по отношению (категорические, условно-соединительные и условно-разделительные) и модальности (необходимые, возможные и невозможные). Здесь делается вывод о том, что Ибн-Сина делал чёткое разграничение между логической модальностью и модальностью онтологической, называл её материей. Также при разборе суждений о возможном Абу-Али указывал на разницу в понимании возможного философами и «широкой публикой». Ибн-Сина также определяет понятия возможности и невозможности, а также говорит о необходимости как о таком состоянии предиката по отношению к субъекту, которое должно сохраняться всегда. Невозможность же – это не что иное, как необходимость несуществования, и, стало быть, все суждения касательно «необходимого» могут быть перенесены на невозможное.

После вышеперечисленного следуют определения умозаключений, но прежде стоит сказать о «подлинном силлогизме», который определялся как доказательство. «Материю» силлогизмов образуют посылки, каковые суть либо положения, истинность или сомнительность которых предварительно устанавливается с помощью других умозаключений.

(1) Первичные данные; (2) данные ощущения; (3) данные опыта; (4) данные, получаемые от других людей; (5) посылки с которыми даны уже следующие выводы; (6) общепринятые положения – суждения; (7) данные эстимативной силы (вахм)- положения; (8) приемлемые посылки; (9) допущения-посылки; (10) предположения-посылки; (11) мнения, складывающиеся «на первый взгляд»; (12) уподобляющиеся посылки-положения; (13) данные воображения-посылки (с.94-98).

После этого говорится о построении диалектических силлогизмах, которые опираются на общепринятые положения и допущения, софистические же основываются на данных эстимативной силы. Посылками доказательных силлогизмов служат аксиомы, данные ощущений, опыта, положения, получаемые от других, и посылки, вместе с которыми даны следующие из них выводы.

Завершается эта глава чрезвычайно важной мыслью Абу-Али, поведавшего о том, что истоки научно-теоретического мышления – в практической жизни людей, в «практических искусствах», символом которых врачебная наука служила именно потому, что в эпоху средневековья, «когда производственные функции науки едва обозначились, медицина более всех других наук свидетельствовала об её практическом назначении» (с.98-104).

Глава4. Физика. Основоположения науки о природе. В этом разделе говорится непосредственно о физике, которую Ибн-Сина определял как науку о природе, изучающую явления, воспринимаемые чувствами и находящиеся в изменении то есть «состояния, представление о которых неотделимо от материи». Ближайшим предметом физики является естественное тело в той мере, в какой оно движется или покоится. Телу как таковому движение не присуще и помимо телесной формы тела обладают субстанциальными формами, акциденциями и природами, природы могут и входить в форму в качестве её элемента, и быть тождественны с ней. Силы, присущие телам по природе, Авиценна делит на три вида:

(1)                           Природа – это силы, действующие в телах и сохраняющие фигуры, естественные местоположения и действия.

(2)                           Животная душа и растительная душа – силы, которые осуществляют в телах такие действия, как приведение в движение или в состояние покоя, сохранения вида и прочих завершений, посредством органов и разнообразным способом.

(3)                           «Душа небесной сферы» - силы, совершающие подобные действия при помощи воли, руководствующейся единым законом, которую она не нарушает (с.104-107)

В возникновении естественного тела участвуют три принципа: форма, материя и небытие – но не абсолютное небытие, а то, которое именуется у Аристотеля «лишённостью». Материя и форма – внутренние причины существования вещей. К внешним же причинам относятся действующая и целевая.

Образец практического применения Ибн-Синой Аристотелева учения о четырёх причинах в естественных науках можно найти в его «Каноне врачебной науки», где материальные причины обозначают «состояние и изменения органов…», действующие – «всевозможные внешние и внутренние факторы, которые изменяют состояние тела человека», формальные – «функциональные («силы») и органические («сочетания») изменения, связанные с изменением в организме крови, желчи и т. д., целевые – «состояние функции органов, связанное с силами» и их «носителями» - пневмой». Таким образом, Ибн-Сина стал указывать на то, что причинами заболевания человека могут быть не только внешние агенты, но и внутренние источники.

Что касается движения, то подобно Аристотелю, движение понимается как устойчивое изменение состояния тела. Движение есть действие и первое завершение вещи, находящейся в потенциальном состоянии, в отношении того, что она имеет потенциально (с.104-110). Формы движения Ибн-Сина разделяет на  категории:

1.      Движение по отношению к количеству – это уменьшение, сгущение и т. д.

2.      Движение по отношению к качеству, которое выражается в ослаблении или потемнении и т. д.

3.      Движение само по себе.

4.      Движение по отношению к «где», то есть пространственное движение.

5.      Движение по отношению к «когда».

6.      Движение в отношении положения – это перемена положения.

7.      Движение в отношении обладания, носящее акцидентальный характер.

8.      Движение в действии, когда вещь предрасполагается к утрате своего атрибута действия.

Таким образом, сущностно движение происходит только в отношении количества, качества, «где» и положения. Покой же есть небытие данной формы в том, в чём ей свойственно быть. Небытие Ибн-Сина определял как состояние, противоположное хождению и соответствующее при устранении причины хождения. Существовать – значит быть конкретным, объективно, «вне ума» данным нам единичным предметом либо быть понятием в уме. Рассуждения Ибн-Сины о существовании небытия как лишённости можно рассматривать как доказательство бытия первоматерии (хаюля): если материя (мадда) служит субстратом (мауду) для актуализировавшейся формы, то непременно должно существовать вместилище (махалль) для потенциальной формы, так как предмет перед существованием в действительности должен существовать в возможности. Таким образом, делаем вывод, что формы существуют в материи потенциально ( с.110-117).

Следующая страница ведётся речь о выдвинутой Ибн-Синой концепции «насильственного стремления» (майль касри), которая стала известной в средневековой Европе через переводы «Книги исцеления». Ибн-Сина вслед за Аристотелем отрицал существование пустоты и вообще возможность в ней – если бы она существовала – движения. Относительно стремления Ибн-Сина разработал теорию, согласно которой, брошенное тело продолжает движение благодаря «стремлению», «полученному» им от того, кто его бросил. Вообще при естественном стремлении тело тяготеет к состоянию, соответствующему его природе. Время определяется Ибн-Синой как мера движения с точки зрения предшествующего и последующего.

В общем же физика Ибн-Сины является продолжением Аристотелевой физики, в которой он решал вопросы о перводвигателе, пустоте, конечном и бесконечном, прерывном и беспрерывном и т.п. Наиболее заметен его вклад в физику учением о трёх родах «стремления», которое предвосхитило первый закон движения Ньютона (с.117-121).

Неодушевлённый мир. В этой части главы говорится о представлениях учёного в области космоса, которые излагаются в «Трактате о Хайе, сыне Якзана». В этой работе космос является представлением о предмете метафизики и физики, по которому можно совершить мысленное путешествие. Космос этот делится на три рубежа: два крайних – за Западом и за Востоком – символизируют соответственно мир материи и мир форм. Между Западом и Востоком расположен третий рубеж, символизирующий физический мир во всём его конкретном многообразии. Путешествие это начинается на Западе, с берегов водного пространства, о котором говорится в Коране и которое здесь обозначает первоматерию. Каковы же первые определения материи? У Аристотеля таковыми выступают «элементные формы» - формы земли, воды, воздуха и огня. Ибн-Сина идёт дальше – он вводит понятие телесной формы как постоянной характеристики первоматерии, которое имеет реальное бытие в качестве материи при всех сменах видовых форм. Тела, согласно Абу-Али, - это субстанции, в которых можно указать или предположить длину, ширину и глубину. Материя служит для трёх измерений субстратом по своей природе, они образуют «часть её существования» и всё же находятся вне сущности материи. Вообще учение Авиценны о телесной форме знаменует важную ступень в развитии философской мысли на пути восстановления материи как реально существующей субстанции и истолкования её не только в качестве субстрата, но и в качестве неиссякаемого источника, из которого природа черпает богатство своих форм. Ибн-Сина также приводит доказательство неотделимости телесной формы от материи. Таким образом, в общем, виде представление Ибн-Сины о соотношении материи и телесной формы можно выразить так: телесная форма как таковая «первее» материи, но материя «первее» телесной формы в её конкретном бытии, а, следовательно, она «первее» и атрибутов телесной формы – пространственной ограниченности и фигуры (с. 121-126).

Следующая страница даётся колоритное описание подлунной области мира с присущей ей беспрерывной сменой одних форм другими. Так, красота дольнего мира является результатом влияния, оказываемого на его жизнь со стороны горнего мира, формы которого закреплены за каждым из единственных в своём виде небесных тел. Соответствующие этим телам концетрические сферы образуют иерархическую систему представляющую собой восходящий порядок вместе с астрономическими характеристиками каждой из сфер, именно сфер Луны, Меркурия, Венеры, Солнца, Марса, Юпитера, Сатурна, неподвижных звёзд и умопостигаемого неба.

В «Книге исцеления» и «Каноне врачебной науки» Ибн-Сина излагает уникальную в истории науки систему взглядов на три царства природы – систему, которая представлена в виде целого, иерархизированная система которого предполагает качественные скачки от низшего к высшему, сохраняя при этом связь между низшими и высшими своими компонентами.

Образование минералов и их свойства Абу-Али трактует на основе теории взаимодействия смеси элементов и четырёх основных качеств с заключёнными в недрах земли парами и дымом.

Царства природы различаются между собой в силу большей или меньшей соразмерности смеси элементов, образующих тела их представителей, - чем она соразмернее, тем выше ступень, занимаемая ими на «лестнице природы». Ну а жизнь Вселенной определяется деятельностью единой космической силы, по-разному проявляющей себя в неорганическом и органическом мире. Эту силу Абу-Али и называет «душой» (с.126-130).

Мир души. В последней части главы физики подробнейшим образом толкуется о представлениях души у Абу-Али. Тело, которое имеет более соразмерную, чем у минералов, смесь элементов, «получает» растительная душа, то есть она определяется как первое завершение естественного органического тела в той мере, в которой оно размножается, растёт и питается. Душа же животного определяется как первое завершение естественного органического тела в той мере, в какой оно воспринимает единичное и совершает произвольные действия, то есть эта сила располагает: силой движения и силой восприятия. В свою очередь сила движения делится на силу двигательную и силу побудительную. Силы, образующие силу восприятия, делятся на внешние и внутренние. К внешним силам относятся зрение, слух, обоняние, вкус и осязание. К внутренним воспринимающим силам относится общее чувство (фантазия), которая принимает формы, «запечатлевающиеся» в пяти внешних чувствах. Потом идёт сила представления, которая сохраняет формы, передаваемые ей внешними чувствами, тем самым предмет перестаёт быть объектом чувственного восприятия. За ней следует «мыслительная» сила, применительная к человеку. Далее идёт рассуждение о силах, свойственных минералам, растениям и животным, утверждается, что эти силы качественно различны. Особая роль уделяется так называемой эстимативной силе, выделение которой характерно в особую способность животной души. По учению Абу-Али – способность животных иметь идеи определяет и другую их способность, сближающую животное царство с миром людей, - способность к созданию «искусственных вещей». Относительно психических сил говорится, что их венчает свойственная человеку разумная душа, которая определяется как первое завершение естественного органического тела в той мере, в какой оно совершает действия благодаря осмысленному выбору и рассуждению и поскольку воспринимает общее. Таким образом, герой «Трактата о Хайе, сыне Якзана» мог совершить путешествие с вечно юным старцем от Крайнего Запада до крайнего Востока. Но разум не только опирается на силы, которые «служат» ему, он очеловечивает, сублимирует их. Тот же самый процесс происходит с прочими низшими силами души: разум использует внешние чувства, тем самым выводя из универсалий единичные предметы, с помощью воображения выдвигает гипотезы и ищет средний термин силлогизма (с.130-136).

Особый интерес представляют интересы Ибн-Сины о двойственной и противоречивой роли воображения. Разум никак не может без него обойтись. Имагинативная сила – основа изящных искусств, и человек применяет её «к изящным и прекрасным вещам так, что [действие его воображения] почти уподобляется [действию] чистого разума».

Разум, таким образом, имеет иерархизированную структуру, компоненты которой связаны отношением «главенствования и служения». Разумная душа согласно учению Абу-Али делится на практическую и теоретическую силу. Практический разум должен господствовать над нижестоящими силами души и в то же время подчиняться теоретическому разуму. Отличие практического разума от теоретического подобно отличию невозможного и возможного, другими словами практическая сила души вырабатывает нравственные принципы, а теоретическая – знания. Теоретическая же сила отличается от прочих познавательных сил тем, что может оперировать общими формами, абстрагированными от материи. Далее Ибн-Сина даёт название трём материям: первая определялась как «материальная потенция», вторая как «возможная потенция» и третья потенция называлась «свойством». Высшую же ступень теоретическая сила достигает тогда, когда созерцает и умопостигает абстрактные формы, умопостигая то, что она умопостигает.

Относительно бессмертия разумной души Авиценна высказывает тезис о её субстанциональности, нематериальности и акцидентальном характере связи между нею и телом. Это утверждается следующими доводами:

1.      Интеллигибельные предметы должны иметь соответствующие им вместилища.

2.      Силы при интенсивном восприятии через телесные органы слабеют. Разумная же сила не слабеет.

3.      Тело пассивно воспринимает, действующие на него объекты, а разумная всё равно активна и не нуждается ни в чём постороннем.

4.      При старении тело и свойственные ему силы слабеют, а разум, наоборот, крепнет.

5.      Телесные силы не способны к бесконечной деятельности, рациональная же душа наоборот способна к этой деятельности. Здесь имеется в виду способность мыслить бесконечные идеи в математике и метафизике.

Таким образом, мы приходим к субстанциональности души, к её нематериальности – это значит, что душа сохраняет своё бытие безотносительно к прекращению или продолжению существования плоти. А в чём же тогда сущность «бессмертия» души? В этом случае Авиценна с лёгкостью доказывает невозможность телесного воскрешения: мёртвый обращается в прах, прах потом претворяется в растения, а они в свою очередь ассимилируют организм другого человека. Опровергается учение о переселении душ, то есть душа сохраняет своё бытие независимо от тела. После этого говорится о рае для философов, который заключается в познании истины, адом же является, несомненно, невежество. Однако, в отличие от других восточных перипатетиков, Абу-Али подчёркивает мысль о бессмертии индивидуальной души, то есть у него ведётся речь о бессмертии абстрактного человека. Аналогом «потусторонней» жизни души является сон, когда мыслительная сила приобретает самостоятельную жизнь, независимую от внешних чувств.

Таким образом, процесс умопостижения есть движение, а именно от состояния материального разума к состоянию приобретённого разума. Интуиция же заключается в том, что средний термин представляется в уме мгновенно, без движения, то есть независимо от поисков и осознанных стремлений.

Исходя из всего вышеперечисленного, можно не сомневаться в том, что эти рассуждения служат своего рода психологическим обоснованием возможности метафизики как науке об абсолютной истине, которая в ходе развития знаний не претерпевает существенных изменений и никак не «обновляется» (с.136-152).

Глава 5. Метафизика. Универсальная наука. Предметом метафизики у Ибн-Сины выступает сущее как таковое, оно рассматривается здесь с позиции изучения математики и физики. Область метафизических рассуждений охватывает лишь предметы, сопутствующие  сущему как таковому. Существование, бытие, Абу-Али относит к числу первичных понятий, которые невыводимы из других понятий. Бытие реально не существует. « Существование – это не то, благодаря чему существует что-то в конкретных вещах, а бытие или становление чего-то в конкретных вещах. Как уже ранее отмечалось, универсальная наука у Ибн-Сины представляет ту часть метафизики, которая даёт общемировоззренческое обоснование теоретической физики. Далее  даётся описание специфики семиотских слов со значением «быть», «бытие». Подводя этому итог, говорится о том, что любое определённое бытие потенциально. Доказательство наличия у сущего единого начала, «архэ» - основная задача универсальной науки Ибн-Сины. Первосущее Авиценны и не пребывает в мире, и не внеположено ему.

Следующая страница



 
     
 

2021 © Copyright, Abcreferats.ru
E-mail: