Только лучшие рефераты рунета    
 
 

Партнеры:



 
 






 

 

РЕГИСТРАЦИЯ И КОНТРОЛЬ ЗАГРЯЗНЕНИЯ

Успех мероприятий по уменьшению загрязнений зависит, конечно, не только от обработки и контроля, но также от эффективной регистра­ции и контроля (мониторинга) общего состояния окружающей среды, так чтобы мы точно знали, когда и где необходимо принять меры и ка­кие именно. Контроль осуществляется в двух основных формах: 1) пря­мое измерение концентрации загрязнителей или ключевых веществ, та­ких, как кислород, содержание которых при загрязнении уменьшается; 2) использование биологических показателей, которые могут быть очень разными — от микробиологических методов и измерений ВПК до индикаторов для целых сообществ.

В качестве примера контроля первого типа можно указать на не­прерывную регистрацию загрязнения воздуха над большими городами Украины. Сейчас это осуществляется при помощи датчиков, смонти­рованных на самолете, которые ежедневно измеряют и регистрируют концентрации SCb, NO2, CO и других загрязнителей над большой обла­стью. Во многих городах показатели загрязнения воздуха входят в свод­ки 'погоды. Уже отмечалась необходимость контроля содержания в ат­мосфере двуокиси углерода в глобальном масштабе. Биологические показатели широко используются для контроля загрязнения воды. В до­полнение к показателям разнообразия и обычным индикатор­ным видам (фиг. 221) существует много полезных показателей функцио­нирования сообщества, например: отношение P{R (фиг. 218), отношение хлорофилла к биомассе бактерий, средний размер орга­низмов (при загрязнении мелкие организмы преобладают над крупны­ми), содержание гемоглобина в биомассе животных как показатель снижения содержания кислорода, количество пигмента сине-зеленых водорослей как показатель углевод­ного загрязнения и многие другие показатели, которые следует тща­тельно изучить. Очень часто сообщество может дать больше «инфор­мации» о тотальных эффектах загрязнения, чем измерение отдельных факторов. Важная экологическая задача — найти способы быстрого «прочтения» этой информации.

ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО ОБ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЕ

Самое слабое звено в стратегии борьбы с загрязнением, так же как и в планировании использования земель, — неадекватная правовая за­щита качества окружающей среды и потребителя. Как уже говорилось, один из основных принципов, лежащих в основе развития эколо­гических систем, — это распределение энергии в системе. Когда система молода, основной поток энергии направлен на продукцию, т. е. на рост и на построение сложной структуры, но по мере приближения плотно­стей популяций к уровню насыщения экологическая система созревает в том смысле, что все большая часть доступной энергии расходуется на поддержание созданных раньше сложных структур. До сих пор наиболь­шее экономическое благоприятствование и защита со стороны закона предоставлялись тем, кто производит, строит, загрязняет и эксплуати­рует природные богатства. Это, конечно, вполне .рационально для ранних стадий цивилизации, так как человек, для того чтобы выжить, дол­жен до некоторой степени подчинить себе и модифицировать окружаю­щую среду. Теперь же очевидно, что по меньшей мере такие же преиму­щества следует предоставлять тем людям, профессиям и производствам, которые поддерживают качество человеческого существования; выжи­вание в будущем зависит от того, удастся ли найти равновесие между человеком и природой в .мире ограниченных ресурсов. Это не значит, что человек должен вернуться назад к природе, но это значит, что он должен вернуться к некоторым разумным «старомодным» обычаям, как например, сдача пустой посуды, хождение пешком и человеческая забо­та о своих соседях. Некоторые вещи, например посуда одноразового пользования, которые мы еще считаем «прогрессивными», оборачиваются оскорблением для человека и природы. Если мы сумеем произвести поворот в другую сторону, то основы экономического развития сместят­ся от эксплуатации к восстановлению, от выбрасывания прочь к повтор­ному использованию, от количества к качеству. Существующие сейчас в отдельных государствах законы об окружающей среде совершенно неадекватны, а международное законодательство просто отсутствует, несмотря на очевидную потребность защиты атмосферы и океана. Сей­час нет более важного дела, чем законодательство об окружающей сре­де; сегодня в этой области открываются неограниченные возможности для молодежи, желающей посвятить себя этой деятельности.

Фиг. 221. Загрязнение реки необработанными сточными водами и последующее восстановление качества воды — как это отражается в изме­нении биотического сообщества.

Когда количество растворенного в воде кислорода уменьшается (левая кривая), рыбы исчезают и в зоне наибольшего разложения органики остаются только те орга­низмы, которые способны получать кислород с поверхности (как личинка комара Culex) или устойчивы к низкой концентрации кислорода. Когда бактерии разло­жат все попавшее в реку вещество, река возвращается в нормальное состояние.

В интересной книге, озаглавленной «Управляя природой», Мерф.и (1967) отмечает, что одних только запретов и правительственных меро­приятий недостаточно, чтобы избежать загрязнения; необходимо ввести в действие также экономические и правовые рычаги. Он касается таких вопросов, как налоги на отходы, стоимость интернационализации произ­водства с включением затрат как на собственно производство, так и на обработку и восстановление отходов, уменьшение налогов с предприя­тий, где удаление отходов .предусмотрено заранее, и других мер, преду­сматривающих поощрение действий, соответствующих интересам обще­ства.

НЕКОТОРЫЕ СПЕЦИАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ

Загрязнение воздуха

В табл. 58 приведены данные о загрязненности воздуха в Украине (по состоянию на 1986г.). Таблица дает представление лишь об относи­тельной важности разных видов и источников загрязнения, так как абсолютные количества возрастают из года в год. Предполагается, что загрязненность будет возрастать еще по крайней мере в течение 20 лет, т. е. положение ухудшится, 'прежде чем оно начнет улучшаться (если улучшение наступит).

Хотя общегосударственный и глобальный аспекты загрязнения до­статочно серьезны, в данный момент наибольшую озабоченность вызывают локальные повышения концентрации над таки­ми городами, как Донецк, Запорожье и Киев образующиеся во время температурных инверсий (т. е. когда загрязненный воздух зажат верхним теплым слоем, что предотвращает вертикальный перенос за­грязнений) .

ТАБЛИЦА 58

Относительное загрязнение воздуха в Украине

Абсолют-

Относи-

Абсолют-

Относи-

ные коли-

тельные

ные коли-

тельные

чества,

количе-

чества.

количе-

106 т В год

ства, %

№ Т В ГОД

ства, %

Загрязнители

Источники загрязнения

Окись углерода

65

52

Транспорт Промышленность

74,8 23,4

59,9 18,7

Окислы серы

23

18

Производство    элек-

Углеводороды

15

12

троэнергии Повышение  темпера -

15,7

12,5

Твердые   частицы

12

10

туры   окружающей

Окислы  азота

8

6

среды Уничтожение     отхо-

7,8

6,3

Другие     газы   и

дов

3,3

2,6

пары

2

2

Всего

125,0

Как уже говорилось в начале этой главы, загрязнение воздуха представляет собой -сигнал отрицательной обратной связи, который мо­жет спасти индустриальное общество от гибели, потому что: 1) это ясный сигнал об опасности, предупреждающий о необходимости «рас­средоточить» промышленное использование энергии; 2) вклад в загряз­нение вносит каждый из нас (управляя автомобилем, используя элек­троэнергию, покупая ту или иную вещь и т. п.) и 'каждый страдает от него, так что не на кого свалить вину; 3) решение может быть найдено в результате изучения проблемы в целом, так как попытки борьбы с от­дельными источниками и видами загрязнения как с частными проблема­ми не только не эффективны, но и могут привести к превращению одной категории загрязнения в другую.

Загрязнение воздуха служит также прекрасным примером синергизма некоторые загрязнители реагируют друг с другом в окружающей среде и образуют вторичные загрязнения, что еще более осложняет проблему. Например, два компонента выхлопных газов, со­единяясь в присутствии солнечного света, образуют новые и даже еще более ядовитые вещества, известные под названием «фотохимического смога»:

Оба вторичных вещества обладают слезоточивым действием, а так­же раздражающим действием на дыхательные пути человека; кроме того, они крайне токсичны для растений: озон усиливает дыхание листьев, что приводит к гибели растения от истощения, а ПАН блокирует «реакцию Хилла» в фотосинтезе, и растение гибнет от недостаточной интенсивности синтеза питательных веществ.

 Первыми жертвами становятся нежные культурные растения; дело дошло до того, что вблизи больших городов нельзя стало выращивать некоторые сельскохозяйственные культуры и плодовые де­ревья. Другие фотохимические загрязнители, относящиеся к группе мно­гоядерных ароматических углеводородов, известны своими канцероген­ными свойствами.

Еще один опасный синергизм возникает при адсорбировании SO2: (который в норме уносится прочь и окисляется в атмосфере) на частич­ках загрязнения (пыли, золе и т. д.), после чего, попадая на влажные ткани (например, на слизистую дыхательных путей) или вступая в кон­такт с капельками влаги, он превращается в серную кислоту! Такое «кислотное» загрязнение опасно не только для здоровья; оно, кроме того, вызывает коррозию металлов и известняка, принося огромные убытки.

Существует еще один синергизм — между курением и загрязне­нием воздуха. Загрязнение воздуха в городе, отравляя кровь окисью углерода, наносит некурящему человеку такой же вред, как и выкури­вание курильщиком пачки сига.рет в день, вероятность заболевания ра­ком легких для горожанина-курильщика в 10 раз выше, чем для некуря­щего сельского жителя.

Инсектициды

Объективное представление об очень противоречивом предмете борьбы с вредителями может дать рассмотрение того, что учёные) назвали «тремя поколениями пестицидов»: I) пестициды расти­тельного происхождения и неорганические соли (арсенаты и т. п.); 2) поколение ДДТ (хлорорганические, фосфорорганические и другие ядохимикаты с широким спектром действия); 3) гормоны (биохимиче­ские препараты с узким спектром действия) и биологические методы борьбы (паразиты и т. п.), которые осуществляют строго направленное воздействие, не отравляя всю экосистему.

Первое поколение инсектицидов могло удовлетворить наших дедов: фермы были небольшими и производили разнообразные продукты, ра­бочей силы было много и сами способы ведения сельского хозяйства не допускали массовых вспышек вредителей и болезней. ДДТ и другие инсектициды с широким спектром действия не просто возвестили о на­ступлении эры индустриального сельского хозяйства; считалось, что они раз и навсегда «решают» все проблемы вредителей. Увы, именно этот оптимизм частично повинен ,в тех тяжелых последствиях, которые по­влекло за собой почти бессмысленное насыщение пестицидами окружаю­щей среды, которая до такой степени загрязнена этими длительно дей­ствующими (т. е. очень медленно разлагающимися) ядовитыми веще­ствами с широким спектром действия, что теперь мы вынуждены отка­заться от многих из них. Сигналы об энтомологической опасности (вспышки вредителей, вызываемые опрыскиванием) раздались еще в 60-х годах, но остались без внимания; они вызвали сенсацию лишь в 1962 г., .когда вышла знаменитая книга Р. Карсон «Безмолвная весна». Подробное исследование Никольсона, Грезенды и др. (1964) показало, как в результате бесконтрольного при­менения пестицидов оказался зараженным целый водосборный бассейн. И наконец, сейчас собраны фактические данные о коварном влиянии ДДТ и других хлорсодержащих углеводородов на нервную и эндокрин­ную системы позвоночных, в том числе и человека. При ретроспективном взгляде оказывается, что в .непрерывной войне человека с насекомыми и другими конкурентами хлорорганические соединения дают только временную передышку и что их нужно постепенно заменить другими, экологически более разумными мерами. Тем временем эти ве­щества породили одну из самых серьезных проблем загрязнения, кото­рую Верстер (1969) излагает примерно следующим образом.

Хлорсодержащие углеводородные инсектициды, которые являются сейчас одними из самых распространенных в мире синтетических соеди­нений, загрязнили существенную часть биосферы. Они разносятся с воз­духом и водой. Их широкое распространение по земному шару объяс­няется их хорошей растворимостью и химической стойкостью, а в осо­бенности — способностью адсорбироваться на органических веществах; последнее свойство облегчает их перенос и способствует накоплению при передаче по пищевой цепи — от растений к растительноядным, а от них — к хищникам. Широкий спектр действия свидетельствует о потен­циальной способности этих инсектицидов оказывать влияние на самые различные организмы. Хлорсодержащие углеводороды серьезно наруши­ли биотические сообщества во многих частях земного шара. Было пока­зано, что они нарушают личиночное развитие многих ценных съедобных организмов, обитающих в воде, и подавляют фотосинтез морского фитопланктона (что может привести к нарушению газового баланса атмосфе­ры) . Хотя прямое влияние этих веществ на эндокринную систему челове­ка еще не .показано, их концентрации в тканях человека уже достаточно велики, чтобы такие эффекты были возможны; не исключена возмож­ность возникновения в будущем злокачественных новообразований и вредных мутаций (они были получены у лабораторных животных), осо­бенно если не принимать никаких мер для контроля этих потенциально опасных соединений.

Как было отмечено, имеется фундаментальное различие между контролируемым применением неапецифических ядови­тых веществ на полях, когда причины и эффекты известны, и широким применением этих же самых веществ в лесах и в других природных или полуприродных областях, где их общий эффект неизвестен и вероятность просчета очень велика. Уровень загрязнения пестицидами сильно повы­сило опыление ими с самолетов целых ландшафтов без непосредствен­ной необходимости. Другие «непредвиденные» проблемы возникают из-за того, что новые пестициды испытывают (очень часто поверхностно) на отдельных организмах, а затем без дальнейших испытаний приме­няют их на уровне экосистемы. Если препарат убивает в лаборатории насекомых и не убивает лабораторных крыс, это не значит, что он без­опасен при применении в природе. Это служит еще одним примером ос­ложнений, возникающих из-за того, что специалист в области сельского хозяйства и экономики не представляет себе разницы между популяцией и экосистемой. В качестве примера экологических исследований, в кото­рых «морской свинкой», или объектом экспериментального испытания, служит экосистема.

 Браун (1961) дал объективный обзор четырех программ массовой борьбы с насекомыми. В качестве положительного примера описана очень успешная борьба с плодовой мушкой путем разумного примене­ния ядохимикатов, которому предшествовало тщательное научное изуче­ние. Другая крайность (отрицательный пример) — кампания по истреб­лению завезенного красного муравья (Solenopsis). Она служит приме­ром: 1) применения массового опыления после весьма поверхностного изучения и 2) неправильных действий комиссии федерального прави­тельства, которая руководствовалась преимущественно политическими мотивами, не считаясь с мнением авторитетных ученых. Несколько мил­лионов долларов было затрачено на массовое опыление с самолетов в соответствии с теорией, что бомбардировка со сплошным поражением даст возможность уничтожить это насекомое раз и навсегда. В резуль­тате таких крайних мер численность муравьев несколько снизилась, хотя ни о каком полном истреблении не мож.ет быть и речи, а тем временем тяжело пострадали дикие популяции водных и наземных организмов. Трагизм ситуации состоит в том, что если бы обеспечить каждого зем­левладельца средствами для борьбы с этим муравьем или провести местные кампании по борьбе с ним в тех районах, где это было необхо­димо, то можно было бы добиться лучших результатов и притом с мень­шей опасностью для окружающей среды.

По мере отказа от массового применения длительно действующих ядовитых веществ с широким спектром действия становится очевидным, что стратегия борьбы с вредителями будет все в большей степени при­бегать к так называемым интегральным мерам борьбы.  Идея интегральной борьбы состоит в координированном использовании всего арсенала методов борьбы: старомодных, но полных здравого смысла агротехнических приемов, разумного применения нестойких, или «короткоживущих», химических пестицидов и широкого применения методов, имитирующих методы самой природы, т. е. биологических мер борьбы, а также третьего поколения пестицидов, упомянутых в начале этого раздела. В арсенале интегральной борьбы имеются следующие виды оружия:

1)  хищники  — такие,   как  высокоэффективные  божьи   коровки  и К сетчатокрылые против сельскохозяйственных вредителей или жу­ки против сорняков;

2)  паразиты — например, наездники-хальциды, очень успешно сни­жающие численность некоторых важных вредителей;

3)  специфичные для данного вредителя возбудители болезней — вирусы и патогенные бактерии;

4)  растения-приманки — выращивание малоценных культур для отвлечения вредителей от ценных посевов;

5) севооборот и разнообразие культур;

6)      химическая или радиационная стерилизация;

7)  гормональные стимуляторы — такие, как ювенильные гормоны, которые препятствуют завершению цикла развития у насеко­мых;

8)  феромоны (половые аттрактанты) и другие биохимические пре­параты, регулирующие поведение вредителей;

9)  нестойкие химические инсектициды — фосфорорганические и другие;

10)  селекция сельскохозяйственных культур на устойчивость к бо­лезням и вредителям, а не только на кратковременную урожай­ность как таковую.

Можно с уверенностью сказать, что постоянная бдительность, иссле­дование и подготовка специалистов являются частью «откачивания бес­порядка» в агроэкосистеме. Проблему эту нельзя и никогда нельзя будет решить «одним махом».

ГЕРБИЦИДЫ

Гербициды, как и новейшие пестициды, впервые начали широко применять вскоре после второй мировой войны. Сначала их использова­ли для расчистки полос отчуждения линий электропередач, затем для расчистки полос отчуждения железных и шоссейных дорог, для борьбы с сорняками в сельском и лесном хозяйстве и, как это ни печально, для уничтожения посевов и дефолиации лесов во время военных действий. Гербициды оказались весьма ценными при избирательном применении в сельском хозяйстве и лесоводстве, однако эффективность их при неиз­бирательном .применении, особенно при сплошном опылении обширных площадей, влияние которого на структуру экосистемы точно предсказать невозможно (параллель со злоупотреблением пестицидами), вызывает все больше сомнений. Установлено, что по меньшей мере 20 млн. га площади отчуждения в Украине подвергались обработке гербицидами от 1 до 30 и более раз. Хотя иногда такие опыления и необходи­мы, в большинстве случаев они носят настолько неселективный харак­тер, что их нельзя оправдать ни с экономической, ни с экологической точки зрения.

Гербициды делят в общем на две трупы в зависимости от способа их действия. К первой группе, в которую входят такие препараты, какмонурон и симазин, относят гербициды, нарушающие фотосинтез, так что гибель растения наступает в результате нехватки энергии. Ко вто­рой группе относятся широко используемые 2,4-Д (2,4-дихлорфеноксиук-сусная кислота) и 2,4,5-Т (2,4,5-трихлорфеноксиуксусная кислота). Ме­ханизм действия этих веществ до конца не известен. Они обладают дву­мя связанными, но не идентичными эффектами: дефолиационным и •системным. Странным образом в низких концентрациях эти вещества препятствуют опаданию плодов и листьев и применяются с этой целью в сельском хозяйстве. Б высоких же концентрациях они вызывают цепь реакций, приводящую к ослаблению связей между клетками отделитель­ного слоя, лежащего в основании черешка, что приводит к опадению листьев. Такая простая дефолиация сама по себе обычно не убивает растение, и в норме за ней может последовать регенерация. У некоторых растений, однако, возникают дополнительные эффекты, выражающиеся в резком ускорении клеточного деления во флоэме, что вызывает 'бло­каду транспорта питательных веществ и образование опасных повреж­дений. У таких восприимчивых растений шансов на выздоровление мало. Широколиственные травянистые растения особенно восприимчивы к 2,4-Д, тогда как 2,4,5-Т и смесь 2,4-Д и 2,4,5-Т особенно сильно дейст­вуют на деревянистые растения.

Влияние 2,4-Д и 2,4,5-Т на экосистему изучено плохо. По-видимому, они способны изменять растительные сообщества и оказывать косвенное воздействие на растительноядных и хищников. Сведения об их влиянии на водные экосистемы и почвенные микроорганизмы скудны. Их непо­средственная токсичность для животных, по-видимому, невелика. Одна­ко при производстве 2,4,5-Т образуется и часто присутствует в конечном продукте 2,3, 6, /-тстрахлордибензо-гс-диоксин, обычно называемый про­сто «диоксином». Это вещество даже в очень низких концентрациях об­ладает тератогенным действием, т. е. вызывает уродства плода. Кроме того, при участии этого вещества образуются тяжелые поражения кожи у рабочих, занятых производством 2,4,5-Т. Ввиду всего этого 2,4,5-Т счи­тается опасным веществом, если не гарантировано отсутствие в конеч­ном продукте диоксина. Кроме того, пока еще ,не известно, не может ли произойти образования диоксина из 2,4,5-Т или .промежуточных продук­тов его расщепления при тепловом воздействии (лесной пожар) или в процессах метаболизма.

В совокупности инсектициды и гербициды — это мощные «наркоти­ки» для экосистемы, так как они модифицируют функции жизненно важных систем — копсументов и продуцентов. Сейчас считается, что применение этих веществ может происходить только под руководством квалифицированных специалистов, имеющих официальные удостовере­ния, подобно тому как это обстоит с лекарственными препаратами, ис­пользуемыми при лечении людей.

ШУМОВОЕ ЗАГРЯЗНЕНИЕ

Шумовое загрязнение представляет собой еще одну серьезную угро­зу качеству среды обитания человека. Если определить шум как «неже­лательный звук», то шумовое загрязнение — это нежелательные звуки, «выбрасываемые» в атмосферу без учета возможных вредных последст­вий. Термин «шум» применяется также в электронике и связи для обоз­начения нарушений, которые препятствуют связи. Этот шум возрастает по мере увеличения сложности и информационной емкости систем всех видов. Так возникла новая проблема «электронного загрязнения», кото­рая все возрастает по мере развития радиосвязи. Поэтому в самом ши­роком смысле шумовое загрязнение — еще один «непредвиденный про-

счет», порождаемый чрезмерной концентрацией промышленных пред­приятий,

Как сейчас стало ясно, сильный шум, вызываемый, например, мно­гими промышленными установками и самолетами, продолжаясь долгое время, не просто беспокоит человека (и, вероятно, других позвоночных), но и постепенно ухудшает слух. Даже сравнительно несильный шум, например шум толпы, шум транспорта или звуки радио, мешает разгово­ру людей, вызывает эмоциональный и поведенческий стресс и нарушает «домашний покой», который необходим человеку. В соответствии с этим звук нужно рассматривать как потенциально' серьезный загрязнитель и сильную угрозу «здоровью» окружающей среды. Поэтому измерение, уменьшение, регуляция и ограничение в законодательном порядке шу­мового загрязнения следует поставить в один ряд с мероприятиями, ко­торые проводятся по борьбе с «химическими» компонентами загрязне­ния воздуха.

Единицей измерения громкости звука служит децибел (дб). Это не абсолютная, а относительная единица, основанная на использовании логарифма отношения данной интенсивности звука (/} к 'пороговой ин­тенсивности (/о); за этот порог .принимается интенсивность, соответст­вующая звуковому давлению в 0,0002 мкбар {0,0002 дины на 1/см2) или мощность около 10~16 Вт. Первоначально считалось, что это минималь­ная интенсивность, воспринимается человеческим ухом.

Величину lg-7~~ называют громкостью звука, выраженной в белах.

Основной единицей служит децибел, т. е. 0,1 бела. Таким образом, зву­ки громкостью 10, 20 и 100 дб превышают порог слышимости соответ­ственно в 10, 100 и 1010 раз. Важно помнить, что эта шкала логарифми­ческая!

Человек воспринимает звуки с частотой от примерно 20 до 20 000 Гц (колебаний в секунду) и интенсивностью от 0 до более чем 120 дб (при такой интенсивности звук вызывает болевые ощущения); диапазон ин­тенсивности составляет 1012. Обычный разговор, который ведется на частотах 250—10000 Гц, происходит при интенсивности 30—60 дб, тогда как шум взлетающего реактивного самолета может превышать 160 дб. Влияние на человека меняется в зависимости от частоты или высоты звука. Считается, что при одном и том же уровне звукового дав­ления более высокие звуки кажутся «громче», чем более низкие звуки. На.пример, шум от реактивного самолета интенсивностью 100 децибел воспринимается большинством людей как вдвое более сильный и не­приятный, чем шум от винтового самолета, имеющий такую' же интен­сивность. В первом случае в области высоких частот сосредоточено боль­ше звуковой энергии.

Воспринимаемая людьми громкость выражается в единицах, назы­ваемых фонами. Это также относительная единица — 1 фон соответст­вует звуку интенсивностью 40 дб при частоте 1000 Гц; звуки интен­сивностью 40 дб на частоте 5000 Гц кажутся вдвое громче, и, таким об­разом, эту громкость оценивают в 2 фона. По этой шкале 50 фон и вы­ше при любой частоте слишком громки для комфорта. В общем интен­сивность 50 дб (10—50 фон в зависимости от частоты) можно рассмат­ривать как пороговый уровень, превышение которого небезопасно для уха. Значительно более слабый, чем этот физически опасный, уровень шума оказывает более тонкие воздействия и вызывает даже большее беспокойство. Люди начинают жаловаться, когда уровень нежелатель­ного шума в жилом районе достигает 35—40 дб, и начинают прибегать к административным мерам, когда шум достигает 50 дб! Серьезные за­труднения при борьбе с шумом возникают при оценке комплексного

шума, спектр которого занимает несколько октав, а именно такой шум чаще всего вызывает раздражение. Наконец, неожиданный резкий звук, например выстрел, в силу «эффекта (внезапности» может вызвать боль­шее замешательство, чем непрерывный шум. Очень резкий звук может также .нанести физический ущерб (разбитые окна и т. д.).

Угроза шума — еще одна дополнительная причина к тому, чтобы предоставить человеку большее жизненное пространство (Lebensraum), чем то .минимальное пространство, которое необходимо для обеспечения повседневных физиологических и психологических нужд. Необходимость зонального планирования, при котором промышленные предприятия, шоссейные дороги и т. п. отделены от жилых массивов, а также повыше­ние внимания к техническим мерам борьбы с шумом совершенно очевид­ны. К 1970 г. лишь несколько городов и штатов приняли законы по борь­бе с шумом и совсем немногие предприняли хоть какие-то шаги для из­мерения и ограничения шума. Говорят, что в южной части Калифорнии вдоль шоссейных дорог устанавливают измерители уровня шума и оста­навливают автомашины за превышение не только скорости, но и шума (выше 82 дб). Еще более важное значение имеют законы, требующие обеспечения звуконепроницаемости при строительстве промышленных, административных и жилых зданий. Люди не могут жить в мире, если они скучены в городах, где их отделяет друг от друга только стенка толщиной в лист бумаги!

В центральных районах больших городов зеленые полосы и откры­тые пространства могут иметь не меньшее значение для снижения шума, чем для очищения воздуха. Растения эффективно поглощают шум, осо­бенно звуки высокой частоты (Робинет, 1969). Густая живая изгородь из вечнозеленых растений может на 10 дб (т. е. в 10 раз) уменьшить шум, производимый машинами для сбора мусора. Посадка деревьев вдоль шоссе и улиц может быть эффективной, если высота их меньше со стороны, обращенной к источнику шума, и больше со стороны, обра­щенной к воспринимающим шум людям, так как при этом шум не толь­ко поглощается, но и рассеивается вверх. Достаточно эффективна за­щитная полоса шириной 15—20 м, где по самому краю посажен густой кустарник, а за ним — деревья (что-то вроде лесной опушки, где :могут даже поселиться некоторые дикие птицы и животные).

Как и в большинстве других сложных ситуаций в нашей современ­ной жизни, здесь трудно дать какие-либо четкие рекомендации. Звуки неразрывно связаны с жизнью людей; многие звуки, как природные (пе­ние -птиц), так и производимые человеком (музыка), приятны и нужны. Опять-таки, как и во всех прочих аспектах загрязнения, проблема воз­никает, когда какое-то благо оказывается в избытке. При этом обычно двумя величайшими преградами на пути к разрешению проблемы яв­ляются: 1) неосведомленность общественности относительно существую­щей опасности и 2) .медлительность или бездействие, в основе которых лежит «сиюминутная» экономическая выгода. Для того чтобы действи­тельно справиться с такой проблемой, как шум от аэропорта, нужно одновременно и притом постоянно делать две вещи: I) снижать, на­сколько это технически возможно, шум у самого его источника и 2) установить вокруг аэропорта 15-километровую зону, в пределах ко­торой категорически запрещено строительство жилых домов или пред­приятий.

Обширный «зеленый пояс» ферм и лесов вокруг аэропортов для ре­активных самолетов служил бы не только для поглощения шума, но также для очистки воздуха, производства пищи и волокна и как зона отдыха! Подобное двойное наступление на проблему соответствует тому, что экологи называют «экосистемным мышлением».

Борьба с шумом — хорошее занятие для молодого поколения не только потому, что оно само невольно способствует повышению уровня шума (например, пропущенная через усилители рок-музыка), но, что более важно, потому, что окружающая среда, свободная от ненужного шума, вероятно, была бы лучше и в других отношениях.

Другие виды загрязнения

Назад | Следующая страница
В начало реферата



 
     
 

2021 © Copyright, Abcreferats.ru
E-mail: