Только лучшие рефераты рунета    
 
 

Партнеры:



 
 

Реферат "Адольф Федорович Маркс - один из крупнейших издателей России"






Адольф Федорович Маркс - один из крупнейших издателей России

Адольф Федорович Маркс по праву считается одним из крупнейших издателей России. Выходец из Германии, он начинал свое дело, не имея рубля в кармане, а умер, оставив миллионное состояние. Время как нельзя способствовало его начинаниям: пореформенная Россия переживала годы промышленного подъема. Не было области социально-экономической жизни страны, которой в той или иной степени не коснулись бы преобразования. Особенно заметные сдвиги произошли в развитии культуры и просвещения. Поэтому возросла потребность в книжной продукции. Параллельно процессу развития книгоиздания шел процесс изменения количественного и качественного состава читателей. Росло количество грамотных среди крестьян и рабочих.

А. Ф. Маркс родился в семье фабриканта башенных часов Фридриха Маркса в 1838 г в городе Штеттине (ныне Щецин, Польша) . В 1848 г. Ф. Маркс умер от холеры, фин. положение семьи резко ухудшилось. После получения среднего образования А. Маркс вынужден был пойти работать. Перепробовав несколько специальностей, несмотря на яростные протесты родственников, он выбрал книжную торговлю. Первой фирмой для Маркса была УПридворная книжная торговля Д. К. ГинсторфаФ (Хиншторфа) . Зарплата была очень низкой. Здесь он проработал 3 года. Затем он перешел в известную берлинскую фирму Гиршвальда. Магазин пользовался славой лучшего в Европе по ассортименту литературы на всех языках. Проработав 2 года в Берлине, Маркс уже собирался вернуться в родной Штеттин, как неожиданно пришло приглашение из далекой и совершенно ему неведомой России. Приглашал его Фердинанд Августович Битепаж, изв. рус. книготорговец и комиссионер лейпцигских фирм. По всей видимости, он обратился в общество немецких книготорговцев с просьбой рекомендовать ему наиболее способного и энергичного молодого человека, хорошо знакомого с постановкой книжного дела в Германии, которое в те годы не без основания считалось образцовым. Уже сам по себе факт принятия предложения Битепажа во многом характеризует Адольфа Маркса. Не зная ни языка, ни страны, не имея ни малейшего представления о народе, ее населявшем, он покидает родину, решив попытать счастья в далекой России. Поступить так мог только или авантюрист, или человек, твердо верящий в собственные силы и знания, умеющий работать и работать. Правда, достичь положения в Германии было намного труднее, чем в России: ожесточенная конкуренция в книжном деле оставляла мало надежд на успех у человека, не имеющего достаточных средств, даже если он был столь энергичен и самонадеян, как герой нашего повествования. К тому же место управляющего в провинциальном книжном магазине, хотя и сулило известную обеспеченность, не открывало перспектив самостоятельной деятельности. Вот почему приглашение Битепажа определило судьбу Маркса.

В сентябре 1859 г. Маркс приезжает в Петербург. За весьма короткое время он организует иностранный отдел книжной торговли Битепажа и Кулагина и берет на себя ведение дел с Германией. Как свидетельствуют современники, он успешно справился с этим, способствовав в Узначительной степени расширению фирмыФ . Проработав пять лет у Битепажа и Кулагина, Маркс из-за ликвидации иностранного отдела (факт этот, правда, в достаточной степени не выяснен) оказался в полном смысле этого слова на улице. Возвращаться же на родину с пустыми карманами и несбывшимися надеждами он не хотел. Из этого, довольно критического положения его вывел случай. Неожиданно в 1864 г. открылась вакансия приказчика немецкого отделения в книжном магазине Маврикия Осиповича Вольфа. У Вольфа Маркс работал недолго. И ушел от знаменитого книготорговца и издателя без всякого сожаления, поскольку, как пишет его биограф, Уполучал чрезвычайно скудное содержаниеФ . Многолетний сотрудник Вольфа, С. Ф. Либрович несколько по-иному объясняет причину ухода: УНесмотря на свою бедность, он был слишком горд, самонадеян и чересчур настойчиво требовал самостоятельной роли в деле, для того чтобы мириться со скромным положением всецело подчиненного своему хозяину приказчика, торговца книгамиФ .

Уйдя от Вольфа, Маркс опять остался не у дел, но на этот раз уже без всякой надежды получить место у какого-нибудь питерского книгпродавца. Сказал Вольфу: УНу это мы еще посмотримФ . Какое-то время он перебивался уроками иностранных языков, затем с помощью одного из приятелей устроился в контроль Варшавской железной дороги, раб там ок. 5 лет. Но он не оставлял надежды снова заняться любимым делом. Не имея ни имени, ни мало-мальских капиталов, ни круга связей, Маркс не мог рассчитывать на успешную деятельность в сфере книжной торговли. Поэтому он решил заняться издательской деятельностью. Но в конце 60-х гг. еще не было потребности в широком ассортименте изданий. Поэтому решено было издавать журнал. Но они также были нерентабельны из-за своей высокой цены. Но, еще работая у Вольфа, Маркс смог познакомиться с ассортиментом иностранных журналов вообще и иллюстрированных журналов в частности. Ил. журналы в силу легкости восприятия и образности материала, оперативности выпуска, дешевизны были более доступны широкому читателю, чем т. н. УтолстыеФ журналы. Маркс решил выпускать иллюстрированный семейный журнал вне политических дрязг. Его аудитория – российский бюргер. Прежде чем приступить к изданию журнала, Маркс издал несколько книг в Петербурге. Они отличались очень низкими ценами.

Остается непроясненным вопрос об источниках первоначального капитала. Но, по словам С. Ф. Либровича, он был составлен из мелких паев его товарищей. Открыть собственный журнал человек без имени и без состояния не мог, поэтому ед. путь был купить право на издание уже существующего журнала. Свой выбор Маркс остановил на УЖивопосним сборнике замечательных предметов из наук, искусств, промышленности и общежитияФ Адольфа Плюшара. Редактором УНивыФ стал Виктор Петрович Клюшников. Это была неоднозначная личность.

Маркс приступил к делу без всякой раскачки. 18.12.1870 вышел первый номер УНивыФ → 9 тыс. подписчиков. Неплохое начало и низкая цена.

Вначале Маркс был чрезвычайно занят адм. делами и не вмешивался в лит. -худ. деятельность журнала. Но постепенно конфликты с Клюшниковым увел. → 5.09.1875 г. уволил его. Преемник – Федор Николаевич Берг (либерал, поэт, переводчик Гейне) . Но 3.05.1876 г. увольняет его. Ред. – Дм. Иванович Стахеев. Но через 2 г. Стахеев был вынужден покинуть Петербург, → ред. – Берг вновь. Но многочисл. конфликты → уволил его в сент. 1879г. До 1892 г. Клюшников – ред., но на сей раз ему отводилась роль техн. исполнителя воли издателя. После его смерти – новый период в истории УНивыФ . Тогда он приобрел свое подлинное лицо. Облик журнала, определивший его место в истории журналистики, факт. сложился в посл. десятилетие перед кончиной Маркса. В самом конце 1892 г. ред. УНивыФ – кн. Михаил Николаевич Волконский. Но он хотел большей самостоятельности, чем ему предоставлял Маркс. В мае 1895 г. стал Алексей Алексеевич Тихонов (псевдоним – Луговой) . Из-за болезни через 2 года уволился. 12.08.1897 01 – Ростислав Ив. Сементковский. Осенью 1904 г. – Вал. Як-ч. Ивченко (Светлов) . Он посл. прижизненный ред УНивыФ .

Маркс начинал с того же, с чего начинали многие издатели. Первым приложением к УНивеФ стал ежемесячно рассылаемый с 1871 г. журнал УПарижские модыФ , содержащий выкройки, узоры для рукоделия и рисунки. В сентябре 1879 г. Министерство внутренних дел разрешило ему выпускать к УНивеФ Убесплатные премии, заключающиеся в книгах, картинах, фотографиях, портретах, географических и прочих картах, планах, общественных играх, календарях и т.п. изданияхФ .

Бесплатные приложения не имели до этого времени широкого распространения в русской практике. Маркс был первым, кто придал им характер известного стимула, содействовавшего экономическому успеху журнала Но как только пример УНивыФ был подхвачен многими издателями журналов, Маркс решил включить в приложения литературный материал. Такого рода приложения обходились издателю дороже, но зато больше привлекали читателя. В сентябре-октябре 1888 г. Маркс получил право увеличить подписную цену на журнал с 4 до 5 руб. и выпустить приложением к нему сборник из семи повестей и рассказов. Первый сборник в виде бесплатной премии он издает в том же году, а стоимость подписки повышает лишь со следующего года, но зато почти вдвое увеличивает объем приложения (в 1888 г. – 269 с., в 1890 г. – 541 с.) . Шаг этот, как позволяют судить некоторые факты, был сделан под давлением обстоятельств. Именно в эти годы конкуренты УНивыФ стали издавать приложениями подобные сборники (например, с 1882 г. УЖивописное обозрениеФ ) и расширять программы журналов (например, с 1884 УНовьФ Вольфа) . Особенно остро эта проблема встала перед Марксом в 1888 г., когда его бывший сотрудник писатель Вс. Соловьев приступил к изданию еженедельного журнала УСеверФ , подобного УНивеФ по характеру и цене. Предпринимая издание, Соловьев демагогически заявлял, что делает это с целью Уудовлетворить сознаваемую русским обществом потребность в доступном для всех литературно-художественном журнале чисто русского отечественного направленияФ . Несмотря на широковещательную рекламу, Вс. Соловьеву не удалось привлечь внимания читателей и крупных писателей. Из небольшой группы реакционно настроенных участников журнала выделялись лишь имена Г. П. Данилевского, Вс. Крестовского, Я. П. Полонского и К. К. Случевского. Хотя УСеверФ влачил жалкое существование, Марксу волей неволей приходилось учитывать возникшую опасность. Противостоять конкурентам он мог, только повышая требования к уровню литературных произведений. В то же время выйти из рамок установленной и неизменной программы журнала он не мог. Оставалась лишь одна возможность – использовать для этого приложения к журналу. 19 сентября 1890 г. А Ф. Маркс обращается в Главное управление по делам печати с просьбой превратить ежегодные сборники УНивыФ в ежемесячные приложения. Препятствий его просьба не встретила, и через три дня он получил разрешение, при условии прохождения сборником предварительной цензуры 9 . Чуть позже он увеличил число книг приложения с 12 до 24. В таком виде сборники выходили до 1894 г., когда они были преобразованы в фактически самостоятельное по характеру периодическое издание, выходящее параллельно основному журналу.

В середине 80х годов тираж УНивыФ перешагнул стотысячный рубеж. Маркс добился невиданного еще успеха, но именно в нем-то и таилась наибольшая опасность для издателя. Тиражи УНивыФ упрямо свидетельствовали об образовании в России того самого книжного рынка, на завоевание которого не сегодня, так завтра должны были броситься его конкуренты. Марксу ничего не оставалось, как каждый раз в чем-то их опережать. Доведя ставки гонорара до фантастических размеров (1 тыс. руб. с листа) , он добивается того, что на страницах УНивыФ появляются имена, украсившие бы любой первоклассный журнал; а в приложениях – статьи, вызывающие острейшие дискуссии. (Такова, например, знаменитая статья И. Грабаря УУпадок или возрождение?Ф , в которой он блестяще доказывал, что в новейшей живописи не было не только элементов упадка или УдекадентстваФ , но, напротив, содержались все признаки возрождения) .

Но все, что ни делал Маркс, могли сделать и его конкуренты. Рано или поздно он должен был пустить в ход козырь, которым не обладал ни один из них. Так рождается идея издания полных собраний сочинений крупнейших русских писателей в качестве бесплатного приложения к УНивеФ . Осуществление подобного начинания требовало тишком больших средств и не меньшего мужества. Ведь ничего подобного русская практика не знала. Никто не мог гарантировать успех, надеяться следовало лишь на свой опыт, знания и любовь к делу. Обладал ли этими качествами Маркс в должной мере? Чтобы ответить на этот вопрос, следует хотя бы вкратце восстановить его издательский путь.

Маркс начал свою деятельность с одновременного выпуска двух книг, принадлежащих перу его соотечественников. Однако с первых же дней выхода журнала он стал ориентироваться на русских авторов, ибо только их произведения могли завоевать популярность у читателей. Учитывая это, Маркс выпустил отдельным изданием две книги Василия Ивановича Кельсиева, в прошлом революционного публициста, который сотрудничал с А. И. Герценом, а в 60 е годы отрекся от прежних убеждении. Интерес к его личности и творчеству вызвали вышедшие в 1868 г воспоминания УПережитое и передуманноеФ , которые были резко осуждены демократической критикой, но все же свидетельствовали о литературном таланте мемуариста. Маркс не ошибся в своих расчетах: изданные им в 1872 г. исторические повести В. И Кельсиева УМосква и ТверьФ и УПри ПетреФ (в соавторстве с В. П. Клюшниковым) быстро оказались распроданными.

Одновременно с повестями В. И. Кельсиева (а может быть, и несколько ранее, точно не установлено) Маркс решается издать еще две книги УсвоихФ авторов: историческую повесть УСемья вольнодумцевФ В. Клюшникова и П. Петрова, а также сборник Вс. Крестовского УОчерки, повести и рассказыФ . Все эти книги проникнуты откровенно охранительными тенденциями и заслуженно ныне забыты. Что же касается Вс. Крестовского, то в УНивеФ были опубликованы далеко не самые характерные из его антинигилистических и шовинистических произведений. Автор знаменитых УПетербургских трущобФ был хорошо знаком той самой Убольшой публике маленьких кошельковФ , которой предназначалась УНиваФ . После долгого отсутствия он вновь появился в Петербурге в самом начале 1870 г., правда, не как литератор, а как юнкер умбургского уланского полка. Но ни это обстоятельство, ни то, что за год до этого он выпустил роман УПанургово стадоФ , содержащий грубою клевету на русское революционное движение и национально-освободительную борьбу в Польше, отнюдь не остановило Маркса. Их сотрудничество, начавшееся с публикации рассказа УПод каштанами Саксонского садаФ , сыграло немаловажную роль в судьбе журнала.

Не обладая средствами для привлечения известных писателей, Маркс, не без содействия ВП. Клюшникова, воспользовался именем Крестовского, чтобы с его помощью привлечь к журналу участников группировавшегося вокруг него кружка литераторов: Н. Н. Каразина, Н. С. Лескова, Вас. НемировичаДанченко, Вс. Соловьева, В. Г. Авсеенко и др. Возможно, не только УценаФ устраивала издателя УНивыФ , но ему импонировало и направление этого неоформленного содружества, члены которого, будучи людьми консервативных убеждений, в своем творчестве, однако, не касались острых общественных проблем. УНельзя отрицать, что УНиваФ давала этому кружку известную связьФ , – писал один из его членов, признавая одновременно и то большое значение, какое имело для них упрочение журнала". Но и журналу очень важно было заполучить постоянных авторов. Вместе с упомянутыми писателями авторское УядроФ журнала составляли поэты А. Н. Майков (его стихотворением УМоскваФ открывался первый номер УНивыФ ) , Я. П. Полонский, А. А. Фет; беллетристы: А. А. Потехин, Н. Морской (А. К. Лебедев) , П. П. Гнедич. Именно их произведения определяли на какой-то период и ассортимент издаваемых Марксом книг: повесть Н. Н. Каразина УВ камышахФ (1879) и роман УДвуногий волкФ (1886) , рассказы УО детях не для детейФ Н. Морского с иллюстрациями того же Н. Н. Каразина (1883) , 1Ф УПовести и рассказыФ П. П. Гнедича (1886) и его же УШесть комедийФ (1886) , повесть графа Е. А. Салиаса УВ старой МосквеФ (1885) и одиннадцать книг Вс. Соловьева, часть которых выдержала по два и три издания. Среди всех этих справедливо забытых произведений, только повесть Д. В. Григоровича УГуттаперчевый мальчикФ (1874) , выдержала испытание временем. Изданные Марксом немногочисленные произведения немецких авторов, кроме романов Фр. Шпильгагена УПро что щебетала ласточкаФ (1873) и Георга Эберса УИисусФ (1890) , не оставили никакого следа в памяти читателей. Однако обнародование повести Д. В. Григоровича – не случайный эпизод. Начиная со второго десятилетия издания УНивыФ , Маркс пытается привлечь к участию в журнале наиболее крупных из современных писателей: Д. В. Григоровича, И. А. Гончарова, Л. Н. Толстого, добивается обещания И. С. Тургенева прислать в УНивуФ одно из своих последних произведений, печатает Г. П. Данилевского, Н. В. Успенского и др., а в самом начале 90-х годов, после смерти В. П. Клюшникова, окончательно отказывается от публикации произведений, подобных перечисленным ранее. С этих пор его деятельность приобретает совершенно иной характер. Но перелом произошел не вдруг, а исподволь готовился в течение нескольких лет.

середине 70х годов, когда экономическое положение журнала упрочилось, Маркс получил возможность несколько расширить свою деятельность. Его, как и многих других издателей того времени, заинтересовали иллюстрированные издания. Совершенствование полиграфической техники, увеличение числа хорошо оборудованных типографий, незначительное, но все же расширение круга покупателей подобных изданий способствовали снижению их себестоимости и увеличили вероятность спроса. Правда, при этом книги все равно оказывались убыточными: не спасала положения и высокая цена.

Иллюстрированные издания в какой-то мере служили гарантией солидности фирмы, они скорее, чем прочие, могли привлечь внимание прессы и тем самым послужить рекламой. Все это так. Но не это главное. Суть в том, что они значительно повышали информационные возможности книги. Особенно естественнонаучной и детской. Задача заключалась лишь в том, чтобы постепенно, увеличивая тиражи и снижая цену, сделать ее доступной большому числу читателей.

В отличие от многих современников, Маркс, придавая большое значение художественной стороне дела, в то же время свой выбор 'определял литературными достоинствами произведения. Поэтому вполне Хестественно, что в числе первых иллюстрированных изданий оказалась классическая поэма Джона Мильтона УПотерянный и возвращенный райФ .

Перевод был издан с параллельным текстом на английском языке и иллюстрирован 50ю картинами Гюстава Доре, творчество которого в этот период усиленно пропагандировалось в России.

Громадный, как тогда говорили, УроскошныйФ том in folio в красном полушагреневом переплете с золотым тиснением и обрезом вызвал заметный интерес. УНаша переводная литература обогатилась на днях новым изданием, в котором, несомненно, литературное достоинство соединяется с редкою в России роскошью типографского искусства, – писала одна из петербургских газет, – издание это, знаменитая поэма Мильтона УПотерянный райФ , переведенная в прозе г-ю А. Шульговскою. Перевод вполне удовлетворителен. Он соединяет в себе замечательную близость к подлиннику с прекрасным литературным языком, передающим как нельзя лучше тон английского языкаФ . (Выбор переводчика вероятно объяснялся лишь фактом личного знакомства с издателем. Впрочем, в тот момент Маркс и не располагал еще достаточными связями и возможностями, чтобы предложить работу более известному литератору) . В одном из писем к переводчице (8 августа 1878 г.) Маркс так сформулировал свои цели: УЯ больше двух лет употребил на составление и приготовление этого издания; хорошо было бы, если бы русская публика приняла эту книгу, хотя с малой долей той любви, которую я положил на нее. Предпринимая это издание, я не рассчитываю на то, что оно может скоро разойтись, и знаю, что мне в несколько лет не покрыть расходов на него, но это только доказывает, что есть идеалисты, которые хотят работать без надежды на скорую пользуФ .

И все же издатель УНивыФ напрасно причислил себя к идеалистам. Он позволил себе понести убытки лишь в тот момент, когда почувствовал, что они не пошатнут его положения (в 1875 г. УНиваФ имела 18 тыс. подписчиков, в 1877 – 30 тыс., а в 1878 г. – уже 43 тыс.) . И лишь тогда, когда тираж журнала приблизился к 100 тыс. экз., он предпринимает новое аналогичное издание и выпускает УФаустаФ Гете (в переводе А. А. Фета) с иллюстрациями Энгельберта Зейберца, гравированными Адрианом Шлейком, Альгейером Зигле и др. Затем в 1893 г. Маркс выпускает в аналогичном издании знаменитые УСказкиФ братьев Я. и В Гримм, перекупая Уисключительное правоФ на воспроизведение иллюстраций П. Грот-Иоганна у Акционерного общества УГерманское издательское учреждениеФ (1893) и, уже в начале века, –не менее популярное Уроскошное изданиеФ – гетевского УРейнеке-ЛисаФ . И на этот раз перевод поэмы был поручен известному переводчику В. С. Лихачеву, а у книготорговой фирмы И. Г. Котта перекуплено Уисключительное правоФ на воспроизведение в России популярных иллюстраций В. Каульбаха. В России существовало несколько переводов поэмы, но все они были неполными. По выходе книги издатель писал Лихачеву: УПеревод читается весьма легко и знакомит с оригиналом самым точным образомФ .

Подстать этим изданиям УНатан МудрыйФ Г. Э. Лессинга и УМертвые душиФ Н. В. Гоголя, речь о которых впереди. Так намечается одно из направлений деятельности издательства – выпуск иллюстрированных изданий. Несомненно, оно было связано с ранними приложениями к УНивеФ – олеографиями и хромолитографиями с картин русских художников. В литературе можно встретить много скептических замечаний о художественных достоинствах последних. И это, вероятно, справедливо, если мерить эстетическими мерками сегодняшнего дня. Но не следует забывать, что русская провинция последней трети прошлого века не могла похвастаться активной художественной жизнью: широкое распространение имел лишь лубок, явно не выдерживавший сравнения с УнивскимиФ приложениями ни по технике исполнения, ни по своим прочим достоинствам. Благодаря массовости эти приложения оседали в дворницких и бакалейных лавках, питейных заведениях и крестьянских избах. Они отвечали нетребовательным вкусам неискушенной в живописи массы, но в свою очередь, бесспорно, ее развивали (чего уж. никак нельзя сказать о лубке, вроде известной УБитвы русских с кабардинцамиФ или бесчисленных изображений генерала Скобелева на коне) . УПоявление в глуши таких картин, как УБабушкина сказкаФ и УГуслярФ К. Е. Маковского, УЗимний вечерФ Клевера, УСосновый лесФ и УБерезовая рощаФ Шишкина, УДемонФ и УТарас БульбаФ Зичи, были своего рода эпохами. Это были оригиналы, по которым дети учились рисовать – это была школа для целого подрастающего поколенияФ .

Когда, по выражению И. Д. Сытина, у подписчиков УНивыФ перестало хватать стен для оклейки их бесчисленными олеографиями, Маркс стал издавать в качестве приложений к журналу альбомы с картин Айвазовского, Репина, Орловского и др., благодаря которым провинция впервые получила возможность познакомиться с работами крупнейших русских художников.

Несмотря на разнохарактерность Умарксовских изданийФ , в их оформлении проглядывается нечто общее, связанное единством подхода к книге и понимания ее назначения. Прежде всего чувствуется стремление продлить ее жизнь, УодевФ в отличный переплет, придать ей величественный вид как источнику познания. Про УмарксовскиеФ издания нельзя сказать, что они изящны, но и нет в них УкупецкойФ аляповатости и роскоши, хотя золотое тиснение – чуть ли не обязательный атрибут каждой обложки. В оформлении просматривается, как бы мы сейчас сказали, много излишеств, но иллюстрации почти никогда не довлеют над текстом, даже тогда, когда не раскрывают его, а лишь сопровождают. Набор свободный, без всякого намека на экономию, да и бумага, как правило, лучших сортов (все сказанное касается отдельных изданий,. но не приложений к УНивеФ , о них речь впереди) .

С современной точки зрения универсальный подход к оформлению различного рода изданий нецелесообразен, но во времена Маркса перед художником всегда стояла дополнительная задача – он оформлял издания одной фирмы, и читатель, когда брал в руки выпущенные ею книги, должен был помнить об этом. Как бы то ни было, но в одной манере оформлялись беллетристические произведения, научно-популярные книги и практические руководства.

УЯ всегда держался такого правила: вместо того, чтобы издать 2000 экземпляров книги по 15 рублей, я издавал 5 тысяч по 7. И редко ошибался в расчете. Если бы даже мое пятнадцатирублевое издание разошлось с успехом, я более был бы счастлив, распространив ту же книгу в двойном количестве экземпляров, но по цене вдвое более дешевойФ , – говорил Маркс. В правдивости сказанного нетрудно убедиться на примере 'изданных им сочинений русских классиков.

Первым в ряду этих изданий стало полное собрание сочинений М. Ю. Лермонтова. В 1891 г. кончался пятидесятилетний срок охраны авторского права, предусмотренный законом. Сочинения писателя стали общим достоянием. Используя это обстоятельство, Маркс выпустил в том же году двухтомник, состоящий из четырех частей, за весьма и весьма умеренную плату, по крайней мере, вдвое меньшую, чем назначалась за подобные издания.

Рисковал ли издатель, приступая в 1889 г. к этому изданию? Думается, что не очень, поскольку у него был уже некоторый опыт. (В 1884 г. Маркс выпустил полное собрание сочинений А. Н. Майкова общим объемом 90 печ листов. Трехтомник стоил в четыре раза дороже, чем двухтомник М. Ю. Лермонтова, и тем не менее к 1890 г. он разошелся в пяти изданиях) . Правда, расходы по подготовке сочинений Лермонтова непредвиденно возросли. Приступая к изданию сочинений Лермонтова, Маркс не очень. задумывался над его характером и рассчитывал поступить так же, как поступали в подобных случаях все другие издатели. Обычно подготовительная работа заключалась в том, что перепечатывался уже известный текст и снабжался несколько переработанными редактором примечаниями, заимствованными из предшествующих изданий. Хорошо еще, что за основу бралось наилучшее из них. В качестве такого редактора и был приглашен Арсений Иванович Введенский, автор нескольких заметок в УНивеФ , в том числе и о Лермонтове. Именно он предложил, вопреки существующей практике, сверить тексты с сохранившимися рукописями и дополнить их вышедшими к этому времени новыми произведениями поэта и его письмами Естественно, что приступить к работе за первоначально предложенный гонорар ему не представлялось возможным. Когда Маркс ознакомился с проделанной работой, между ним и Введенским состоялся весьма примечательный разговор: УАрсений Иванович, я не могу вполне оценить Ваш труд, этот расход не входил в мои расчеты, и Бог знает, по лучу ли я от издания какую-либо выгоду. Но, во всяком случае, я понимаю, что нужно считаться с Вашей работой, хотя вы делаете ее по Вашему личному желанию. Позвольте мне удвоить условленный нами гонорар...Ф Этот эпизод весьма характерен для Маркса, умевшего быстро оценить достоинства того или иного предложения. Он правильно посчитал, что выпущенное им собрание сочинений, как всякое массовое издание, в научном плане все равно будет уступать составленному таким авторитетом, как П. А. Висковатов (УСочиненияФ , составленные П. А. Висковатовым, выходили в шести томах с 1889 по 1891 г.) , зато оно окажется способным конкурировать, благодаря дешевизне, и с ним и с пятитомником под редакцией И. М. Болдакова, одновременно выпускаемым московской фирмой Е. Гербек. О том, что Маркс не ошибся в расчетах, свидетельствует успех полного собрания сочинении М. Ю. Лермонтова у современников. Через десять лет оно было переиздано.

Удачное начало побудило Маркса предложить А. И. Введенскому подготовить ряд однотомных собраний сочинений русских классиков, на которые не распространялся из-за давности лет закон об охране авторского права, благодаря чему их можно было бы продавать за минимальную цену. При этом Маркс, естественно, не намеревался отказываться от возможности выпустить их в виде УизящныхФ изданий.

Так, в 1892 г. выходят полные собрания сочинений А. С. Грибоедова, И. И. Козлова, А. В. Кольцова и А. И. Полежаева. Все они однотипны: кроме основного текста содержат биографический очерк писателя и его портрет. По составу они более полные, чем предшествующие издания, во всех случаях тексты сверены, насколько это было возможно, с рукописями. По тщательности подготовки и по полноте особо высоко было оценено трижды переиздававшееся при жизни Маркса собрание стихотворений А. В. Кольцова. К тому же, оно и стоило вдвое дешевле других сборников Кольцова, вышедших одновременно с ним (50 коп., с переплетом – 70 коп., а в УроскошномФ коленкоровом переплете – 80 коп., с пересылкой – 1 руб.) . На следующий год под редакцией А. И. Введенского вышли УСочиненияФ М. В. Ломоносова и УПолное собрание сочиненийФ Д. И. Фонвизина. Эти издания идентичны названным, но их тексты с рукописями не сверялись. Сборники составлялись по предшествующим изданиям и сопровождались небольшими примечаниями.

Повсеместный интерес, проявленный современниками ко всем собраниям сочинений отечественных классиков, по всей вероятности, и подсказал Марксу мысль о возможности их издания в качестве приложений к УНивеФ , вернее, убедил его в том, что они послужат лучшим стимулом к подписке на журнал. Впрочем, уверять читателя, что издателем двигали лишь меркантильные соображения, весьма рискованно. Маркс отлично понимал, что пускать годовыми приложениями надо одно, от силы два собрания сочинений. И начинать следует с сочинений не второстепенных писателей, а таких, чье имя хорошо известно читающей публике. Но, как правило, произведения таких писателей были уже приобретены его коллегами, время от времени выпускавшими эти сочинения небольшими тиражами, по цене, делавшей их фактически недоступными даже интеллигентному читателю. Так, например, сочинения Ф. М. Достоевского стоили 25 руб.

8 марта 1893 г. Маркс покупает у В. В. Думнова за 150 тыс. руб. авторские права на сочинения Н. В. Гоголя, а 15 апреля того же года перекупает у наследников Достоевского за 75 тыс. руб. принадлежащие им авторские права, но с условием, что полное собрание сочинений покойного писателя должно выйти обязательно в виде приложения к УНивеФ в течение ближайших трех лет. Подобных условий при столь высокой цене еще никогда и никто не выставлял. Почему же Маркс пошел на, казалось бы, явно невыгодную для него сделку? Такой ее, кстати, считала и А. Г. Достоевская, и окружающие ее лица. В подтверждение основательности своих сомнений она даже приводила любопытный эпизод: УПока мы пересчитывали пачки (денег–Е. Д.) , мы заметили, что Адольф Федорович, вошедший в контору таким оживленным и разговорчивым, мало-помалу затуманился и совсем перестал говорить. Весьма вероятно, что в минуту, когда он уплатил такую большую сумму, в его душе возникло сомнение, хорошо ли он придумал и будет ли для него выгодна только что совершенная сделкаФ . Речь, понятно, шла не о потере нескольких десятков тысяч рублей. В начале 90-х годов Маркс уже мог безболезненно позволить себе такую УроскошьФ . Предпринимаемое начинание было подлинной революцией в книжном деле, и Адольф Федорович это отлично понимал, но не был, видимо, уверен в ее успешном завершении. По всей вероятности, не знал он и того, что именно с его изданий начнется подлинна массовый выпуск произведений классиков, ставших благодаря невысокой цене доступными демократическому читателю. Этот процесс УдемократизацииФ классиков был впоследствии развит горьковским УЗнаниемФ и И. Д. Сытиным (народные издания УПосредникаФ шли в несколько ином потоке) .

 

Следующая страница


 
     
 

2021 © Copyright, Abcreferats.ru
E-mail:

 

Яндекс.Метрика