Только лучшие рефераты рунета    
 
 

Партнеры:



 
 

Реферат "Путешествие в Версаль (Автор: Бойцова О.)"






Путешествие в Версаль (Автор: Бойцова О.)

 

Открывает Внутренние покои Спальня Людовика XV. Альков в ней когда-то отделенный позолоченной балюстрадой и обтянутый шелковой камчатой тканью с золотыми броше, - это последний сохранившийся предмет из «летнего гарнитура» Людовика XVI.

Над дверьми - портреты дочерей Людовика XV - Елизаветы, Генриетты и Аделаиды, выполненные художниками живописной школы Наттье; ранее на их месте находились картины Тициана, Антонио Моро, Рубенса и Ван Дейка.

10 мая 1774 года в этой комнате скончался Людовик XV.

Кабинет с часами. Два кабинета, ранее находившиеся здесь, были объединены в один зал по приказу Людовика XV в 1738 году. В 1760 году здесь устанавливаются знаменитые напольные астрономические часы Пассмана, Дотье и Каффьери, а в 1775 году - барометр Лемера и Мазьера.

Кабинет охотничьих собак. Это - первая передняя Внутренних покоев короля. Создание ее относится к 1738 году. Название кабинета происходит от ниш, в которых отдыхали любимые собаки Людовика XV. Для декора Габриель использовал деревянный декор бильярдного зала Людовика XIV.

Столовая «Возвращений с охоты» в 1750 году заменяет находящиеся здесь банные кабинеты Людовика XV. В этой столовой, по возвращении с охоты монарх ужинал с избранными гостями. В действительности этот зал входит в Кабинеты Короля, а не в его Внутренние апартаменты.

Внутренний кабинет Короля становится рабочим кабинетом лишь в 1753 году. При Людовике XIV здесь размещалась картинная комната, соединенная с соседними залами двумя арками. В 1738 году Людовик XV распорядился убрать арки и установить в комнате камин из итальянского красно-бурого мрамора. Одновременно он заказывает мастеру - краснодеревщику Годро комод для хранения медалей, отделанный позолоченной бронзой.

В 1753 году скульптор Верберкт выполняет по эскизам Габриеля настенный деревянный резной декор. А еще через два года краснодеревщик Жубер дополняет обстановку зала двумя угловыми шкафами, выполненными в том же стиле, что и комод. Затем, в 1760 году, Людовик XV заказывает мастеру Эбену знаменитое бюро - секретер с круглой крышкой, которое можно видеть в центре зала. Завершает отделку в 1769 году мастер Ризнер.

Канделябр под названием «Независимая Америка» и две выполненные в том же стиле вазы установлены здесь в эпоху Людовика XVI.

Портьеры и обивку стульев из мастерской Фолио (1774 год) заново выткали по сохранившимся образцам малиновой дамасской ткани с золотыми галунами, что позволило воссоздать в этом кабинете одну из наиболее полных обстановок во всем Версальском замке.

Дверь из Внутреннего кабинета ведет непосредственно в задний кабинет с полками для хранения бумаг, свидетельствующих о том, что именно здесь занимались делами как Людовик XV, так и его внук Людовик XVI.

Новые залы. До Людовика XV здесь располагались галерея, построенная в 1684 году, а еще раньше - апартаменты Мадам де Монтеспан; пять окон выходили в Королевский двор, а с двух концов галереи находились два салона. Роспись плафона была выполнена Миньяром.

В 1752 году эта галерея и прилегающие к ней салоны были разрушены с тем, чтобы обустроить в непосредственной близости с королевскими покоями апартаменты для Мадам Аделаиды, дочери Людовика XV. Принцесса проживала здесь до 1769 года. Затем залы, составляющие ее апартаменты, присоединили к внутренним покоям Короля и назвали Новыми залами.

Первая комната носит название «позолоченного сервиза», здесь ранее располагался Внутренний кабинет Мадам Аделаиды. За ним находится бывший банный кабинет Людовика XV, перестроенный для Людовика XVI в «уединенный задний кабинет», известный также под название кабинета с Сейфом.

К Новым залам относятся также библиотека, оборудованная в 1774 году по восшествию на трон Людовика XVI. Это - первое по времени творение архитектора Жак - Анжа Габриеля.

Из библиотеки мы проходим в столовую (бывший большой кабинет Мадам Аделаиды), при Людовике XVI она называлась «Фарфоровой столовой». В самом деле, под Рождество Король устраивал в этом зале ежегодные выставки новинок Севрской фарфоровой мануфактуры.

За столовой идет Бильярдный зал, убранство которого было изменено в XIX веке. Внутренние апартаменты Короля завершаются салоном для игр Людовика XVI, оформление которого законченно в 1775 году. Ранее здесь находился кабинет Диковинок и Редкостей Людовика XIV, а позднее - первая передняя Мадам Аделаиды. Деревянная отделка выполнена заново, в зале восстановлен уничтоженный в XIX веке камин. Кроме того, в этой комнате собрана значительная коллекция мебели, которая в свое время была специально изготовлена для нее.

На антресолях, расположенных над покоями Короля и выходящих окнами в Мраморный и во внутренние дворы, для Людовика XV обустроили Малые апартаменты, носящие сегодня название  Малые Кабинеты Короля.

В них в разное время проживали придворные и некоторые слуги короля. В связи с тем, что сообщение между королевскими покоями и этими помещениями облегчалось за счет потайных лестниц, монарх распорядился устроить в них ряд кабинетов для отдыха и досуга: библиотеку, физический и химический кабинеты, вольеры, ванную комнату, малую столовую…

Кроме этого, Людовик XV приказал выделить в этих кабинетах квартиру для своих любовниц, начиная с Мадам де Майи и до последней - Мадам дю Барри.

После его смерти Людовик XVI отлучил от королевского двора Мадам дю Барри, а ее квартиру отдал в распоряжение министру Морепа и герцогу де Вилькье, который в то время занимал пост Первого дворянина Комнаты короля. По примеру деда, он сохранил другие комнаты, которые служили ему рабочими кабинетами.

Квартиру над салонами Меркурия и Аполлона с окнами на парк, некоторое время занимала Мадам де Помпадур; сохранившаяся в ней обстановка дает представление об убранстве квартир придворных в Дореволюционную эпоху.

Северное крыло второго этажа Версальского замка замыкает Королевская опера. Музыка всегда присутствовала в жизни Версаля. Появление и расцвет французской оперы тесно связаны с эпохой Людовика XIV, и можно только удивляться столь позднему строительству оперного зала в версальском дворце.

До постройки существующей ныне Королевской оперы в Версале неоднократно устраивались временные залы для спектаклей. В 1700 году один из них был устроен в вестибюле Принцев крови. В бытность мадам де Помпадур в Малой галерее, а затем на Посольской лестнице, были оборудованы театральные залы. Местом проведения больших празднеств служили также Манеж и Большая конюшня.

В 1685 году машинист сцены итальянец Вигарани представил проект зала (предполагалось разместить его на месте современной Оперы), который так и не был осуществлен в связи с войнами, выпавшими на последние годы правления Людовика XIV. И лишь в 1748 году Людовик XV поручил своему первому архитектору Жак - Анжу Габриелю спроектировать зал для спектаклей. В течение двадцати лет Габриель трудился над проектом, постоянно исправляя и улучшая чертежи. Семилетняя война прервала уже было начатые работы. Габриель был уже на грани отказа от осуществления своего проекта, когда вдруг Людовик XV принял решение продолжить строительство и закончить его ко дню бракосочетания Дофина, будущего Людовика XVI с эрцгерцогиней Марией Антуанеттой, которое состоялось двадцать один месяц спустя.

В зале одинаково успешно можно было ставить оперы и давать спектакли, балы и праздники. Габриель выбрал для зала эллиптическую форму. В качестве материала выбрали породы дерева, имитирующие мрамор, при этом архитектор руководствовался не только принципами акустики, но и соображениями экономии. С помощью машиниста сцены Арну архитектор Габриель создает добротный деревянный декор, объединяющий в своем художественном замысле ложи, балконы и партер.

В этом зале в 1789 году состоялась последняя церемония Дореволюционной эпохи - печально известный банкет для офицеров личной Королевской гвардии.

Только один раз, по распоряжению Луи-Филиппа, этот зал вновь стал местом празднеств по случаю торжественного открытия в Версале Музея истории Франции. В связи с этими торжествами в убранство Оперы внесли значительные изменения; зал восстанавливается в своем первоначальном облике только в пятидесятые годы двадцатого столетия. В 1871 году здесь заседала Национальная Ассамблея, а затем, с 1876 по 1879 год - сенат.

Версаль, несомненно, является первым музеем истории наполеоновского времени. Луи-Филипп, которому принадлежит инициатива создания в Версале Музея истории Франции, руководствовался стремлением примирить все политические партии, при этом, продолжая восхвалять свое собственное правительство. Поэтому ему хотелось собрать коллекцию оригинальных полотен, прославляющих все периоды в истории Франции. Как он сам написал в предисловии к первому каталогу Музея, необходимо было «посвятить бывшие владения Людовика XIV всем славным победам, которые Франция одержала за всю свою историю…» При всех последующих за правлением Луи-Филиппа режимах эта идея всячески поддерживалась. С тех пор прикладываются усилия для обновления коллекций за счет современных поступлений живописных и скульптурных произведений.

Залы Крестовых походов. Чтобы отразить все важные события в истории государства, начиная с древних времен, Луи-Филипп обратился к признанным историческим живописцам эпохи. Эпопея Крестовых походов, столь дорогая сердцу романтических художников представлена в декоре, выполненном в стиле нео - готики, который был характерен вкусу «трубадуров» - романтиков. Плафоны украшены гербами средневековых рыцарей, прославленных в крестовых походах, а стиль меблировки навеян романами Вальтера Скотта и Виктора Гюго.

Залы XVII века. Пройдя по вестибюлю Габриеля, а затем по нижнему вестибюлю Часовни, можно посетить залы первого и второго этажа Северного крыла, окнами выходящие на парк.

Когда-то эта часть замка отводилась под апартаменты для принцев крови, которые при Луи-Филиппе были перестроены в музейные залы. В этих залах хранятся коллекции XVII века, которые как бы служат введением в историю замка.

В последних залах первого этажа отражена придворная жизнь, приемы, празднества и блистательное окружение молодого монарха, а также немалый интерес, который король питал к наукам.

На втором этаже расположены два зала, посвященные различным военным эпизодам эпохи Людовика XIV.[15] Персоны из ближайшего окружения Людовика XIV, его министры, члены королевской семьи - их портреты выставлены в следующих залах, и среди них - несколько шедевров Миньяра. В последнем зале, прилегающем к верхнему вестибюлю часовни, находится гобелен, на котором изображен Людовика XIV, дающий аудиенцию Генуэзскому Дожу 15 мая 1685 года. Скульптурно-живописную композицию, занимающую более двадцати залов, дополняют предметы меблировки, изготовленные, главным образом, по технологии знаменитого краснодеревщика Андре Буля.

Залы XVIII века. Во время работ по обустройству Музея истории Франции апартаменты первого этажа центрального корпуса, ранее принадлежащие Дофинам Франции, их супругам, матери Людовика XVI, мадам де Помпадур и дочерям Людовика XV, были уничтожены. В начале XX века, во время первой реорганизации Музея здесь были залы живописи XVIII века. В настоящее время некоторые залы, в которых жили Дети Франции при Людовике XIV и Людовике XV, восстановлены благодаря сохранившимся на месте или в запасниках образцам деревянного декора. Отныне мы можем видеть занимающие весь этаж до Нижней галереи со стороны Южного партера покои Дофина (сына Людовика XV), и его супруги Марии Жозефы Саксонской - (прежде всего спальню, большой кабинет, библиотеку принца, внутренний кабинет принцессы), - а также малы комнаты, обустроенные во время Реставрации - (когда Людовик XVIII подумывал о возвращении в Версаль) - для герцогини Ангулемской (дочери Людовика XVI).

После нижней галереи пришла очередь для реставрации покоев, выходящих окнами на Северный партер, и которые принадлежали мадам Аделаиде и Виктории (дочерям Людовика XV); при Людовике XIV здесь размещались Банные кабинеты Короля. Со стороны Мраморного дворца восстанавливаются Караульный зал, квартира капитана Королевской охраны, а затем - частично - покои, перешедшие в распоряжение Марии Антуанетты после смерти мадам Софии в 1783 году.

Эти залы имеют сегодня двойное значение: с одной стороны, они входят в экспозиции Музея истории Франции, ас другой стороны, они хранят дух эпох, предшествующих созданию этого Музея.

Залы эпохи Революции. Четыре зала, расположенные в аттике Шимей, посвящены первым событиям Революции, которые произошли в Версале. Одно из основных произведений экспозиции - большой эскиз картины «Клятва Же де Пом», выполненный Давидом. Здесь также не забыты события 1792 года: Карто написал большой портрет Людовика XVI, наделенного полномочиями конституционного монарха, а Берто изобразил штурм дворца Тюильри, который состоялся 10 августа 1792 года.

На незаконченном Куршанским портрете Марии Антуанетты и сегодня заметны следы от уколов штыком, нанесенные ворвавшимися в замок вооруженными мятежниками.

Залы Консульства и Империи. Луи-Филипп собрал в Версале практически все полотна, заказанные Наполеоном I для прославления собственных побед. И вряд ли потому, что потомок Людовика XIII испытывал безграничную любовь к Империи, но из чувства справедливости и, признавая историческое значение произведений, которые хранились в запасниках с момента второго отречения Наполеона I. Рассматривая события имперской эпохи в одном ряду со всеми другими периодами истории Франции, он одновременно надеялся нейтрализовать оставшихся в живых деятелей этой бурной эпохи.

Залы Южного флигеля хранят память о грандиозном проекте Короля - «Гражданина». Последние работы в аттике позволили точнее восстановить хронологию событий эпохи Империи.

Залы XIX века. Музей истории Франции постоянно пополнялся свои коллекции и после 1848 года, независимо от политического режима. В XIX веке под экспозиции отводятся залы аттики северного крыла со стороны парка, а вместе с ними - семь больших залов на втором этаже этого же корпуса, выходящих окнами на улицу Резервуар и внутренние дворы.

На фоне обширной панорамы исторической живописи, которую государь задумал в целях примирения своих подданных, особенным стилем выделяются работы современных художников.

Кроме портретов политических деятелей Франции и членов их семей, мы находим в залах XIX века полотна, отражающие колониальные завоевания, а также портреты писателей, таких как Ламартин или Виктор Гюго.

2.2. Триумф строгости: сад «по-французски». Планировка и художественное убранство Версальского парка

Когда с 1661 года молодой Людовик XIV стал регулярно приезжать в Версаль, он, прежде всего, занялся устройством садов. Для этого король обратился к Андре Ленотру, известному в то время парковому архитектору. В 1664 году сады были закончены, и король дает в них свой первый праздник под названием «Наслаждение волшебного острова».

Дворец Версаля немыслим без его парка. Его планировка имела свои прообразы в барочных садах Италии и Голландии. Осевая композиция парка нашла себе применение уже в Во-ле-Виконт. Новым в Версале было единство пространственного замысла, которое соединяло единственной магистралью дворец и парк и придало подчиненное значение всем сопряженным с нею координатам.

«Это парк создан замечательным мастером Ленотром. Он совершил путешествие в Италию и ознакомился с образами парков барокко. В своих садах и парках Ленотр последовательно проводит принципы классицизма - регулярность, строгую симметрию, ясность композиции. По взглядам Ленотра дворец должен быть хорошо обозреваем и окружен воздухом. От центра дворца должна идти главная аллея, ось симметрии парка. Уходя в бесконечность, она должна сливаться с далью. Ленотра увлекает беспредельное раскрытие пространства. Главную аллею пересекают поперечные аллеи, образующие прямоугольные или квадратные участки боскетов. Перед зданием должны быть разбиты на террасах хорошо обозримые партеры и бассейны с водой. Кладя в основу композиции эти принципы, Ленотр создает поражающие по размаху и грандиозности парки, сравнимы только со строительством городов» [9; 131].

Именно здесь получила наиболее полное выражение знаменитая «схема Ленотра», которую можно попытаться выразить упрощенной формулой: от естественной природы к архитектуре, затем к искусству сада и, в завершение, вновь к природе.

Ленотр не забывал и о садах, плодовых, хозяйственных огородах. Как истинный художник, он и здесь заботился об эстетической стороне дела, не отрывая пользу от красоты.

Прежде всего, поражают сами масштабы ансамбля. Протяженность парка с главным каналом, серией газонов, водных партеров, фонтанов, открытых и замкнутых парковых площадей составляет около трех километров. Только так называемый «малый парк» между дворцом и началом большого канала протянулся на 850 метров. Общая площадь парка равна 1738 гектарам. Неудивительно, что количество приглашенных на праздники здесь достигало фантастической цифры - 200 тысяч человек.

План Версаля прекрасно обозрим благодаря искусственно выровненной почве и открытой планировке. Вид с дворца - главный на версальскую панораму, но есть и другие точки зрения, откуда раскрывается перспектива сада.

Путем умелой посадки и стрижки деревьев Ленотр воспроизвел в живом материале четкие и ясные архитектурные объемы, сделав впервые парковое искусство трехмерным. Он создает стены стриженых деревьев, посаженных друг к другу без просветов, подобно сплошному ряду домов, как бы создавая пространство улицы.

Версальскому дворцу и парку дана западная ориентация, с тем, чтобы заходящее солнце отражалось в водной поверхности большого канала.

«Веерная композиция положена в основу парка. Ленотр создал три сходящихся луча. Оптимальное число три, примененное в композиции, определяет парк из трех частей: партеров перед дворцом, боскетов по обеим сторонам главной оси и массива свободно растущей зелени, группирующейся около большого канала, который в 1671 году получил форму креста.

Для устройства водных партеров и фонтанов был сооружен акведук, поставляющий воду для Версаля из Кланьи, рек Жуин и Лаура.

В Версале всюду царит строгая закономерность, порядок и симметрия. Но статика архитектурных форм Версаля не означает его внутренней застылости и мертвенности. Планировка парка задумана как нечто неподвижное для того, чтобы не препятствовать движению человека. Версальский парк предполагает движение зрителя. Именно в движении раскрывается последний смысл планиметрической схемы, видимой с верхних балконов» [6; 97].

Своеобразная открытость, незамкнутость ясно выражены в композиционном замысле. Зритель поминутно оказывается на перекрестках лучевых аллей, которые раскрывают перед ним заманчивые дали. По мере удаления от дворца отрезки отдельных частей планировки становятся крупнее, просторы все шире. Эта «обратная перспектива» рождает впечатление возрастания пространственного ритма.

Замкнутость присуща только боскетам Версаля, расположенным по бокам Королевской аллеи. Композиция отдельных уголков парка, крытых боскетом, повторяет в миниатюре главный партер.

Ленотр точно рассчитывал контрасты и нюансы зрительного восприятия парковых пространств. Ему было присуще тонкое ощущение равновесия всех элементов ансамбля, пропорциональных отношений ближнего и дальних планов. Однако, не полагаясь на свой опыт, Ленотр каждый раз требовал устанавливать на месте макеты скульптур и фонтанов в натуральную величину перед тем, как выполнить их в бронзе и мраморе.

«Парк обладает огромной силой декоративного воздействия. В Версале нет ни одного предмета, который не воспринимался бы то, как очень большой, то, как очень маленький. Одним из многочисленных оптических эффектов является «Зеленый ковер». Пологий спуск вдоль партера создавал иллюзию приподнятости водной глади канала и, наоборот, придвижении от канала в сторону дворца последний по мере продвижения медленно скрывался за кромку партера вплоть до полного исчезновения с поля зрения, чтобы затем, после преодоления монументальной лестницы стремительно во всей своей импозантности и красоте.

Но главный композиционный эффект, поражающий каждого внимательного и неторопливого зрителя, - так называемая «Светящаяся ось» - канал, направленный на северо-запад и освещаемый по вечерам заходящим солнцем. Благодаря большой протяженности канала, воздушной и линейной перспективам и особому способу посадки деревьев полоска воды как бы уходит в бесконечность, сливается с горизонтом. Нет сомнений, что Ленотру удалось здесь полностью выполнить «социальный заказ» абсолютного монарха. Причем существует мнение, что солнце опускается в воды канала с наибольшей точностью именно в день рождения короля» [5;45].

Искусство Версаля имеет зрелищный характер. Оно раскрывает свое истинное призвание именно во время больших торжеств, когда королевское великолепие проявляется во всей своей гармонии. Тогда предмет уступает место ансамблю, а красота формы - совершенству мгновения. Интересно, что в начале, как и в Во-ле-Виконт, в Версале центральную часть дворца предполагалось увенчать куполом, но от этой идеи отказался уже Лево. Горизонталь позволила подчинить дворец линиям парка, включить его в композицию парковой планировки. Горизонталь доминирует в членениях фасадов, в которых ни центральная часть, ни вход почти не выделяются из плоскости стен. Горизонталь является основной темой архитектуры и парка, и дворца.

Интерес к Версалю был в Европе исключительно высок. Версаль был слишком грандиозным, его символизм был слишком довлеющим, но он представлял собой удивительное торжество сада «по-французски». Все монархи Европы и даже за ее пределами хотели иметь свой Версаль. Еще до завершения строительства Версаля с 70-80 гг. XVII века начали возникать регулярные сады при дворцах королей и знати: Казерта в Италии, Ла Гранья в Испании, Дроттнингхольм в Швеции, Хет Лоо в Голландии, Хемптонкорт в Англии, Нимфенбург, Шарлоттенбург, Сансуси на территории нынешней Германии, Шенбрунн в Австрии. Но ни один из них не превзошел Версаль ни размахом, ни своими художественными достоинствами.

Если следовать совету, который Людовик XIV дает в составленном им самим путеводителе («Манера показывать сады Версаля»), то сначала нужно спуститься по ступенькам террасы, идущей вдоль фасада центральной части дворца и украшенной вазами Войны, работы Куазевокса, и Мира, работы Тюби, и выйти к водному партеру[16] с двумя водоемами, вырытыми здесь в 1684-1685 годах. Водоемы партера украшены бронзовыми нимфами статуями, символизирующими главные реки Франции.

«Внизу за водным партером, как советует Людовик XIV, можно остановиться и полюбоваться бассейном Латоны[17], ящерицами, балюстрадами и пр. Черпая вдохновение в «Метаморфозах» Овидия, братья Марси, авторы скульптур, украшающих этот фонтан, иллюстрировали античный миф о матери Аполлона и Дианы: соблазненная Юпитером Латона родила двух близнецов Аполлона и Диану. Однако ей пришлось испытать на себе проклятие Юноны, супруги Юпитера. По первоначальному замыслу братьев Марси законченная в 1670 году скульптурная группа Латоны с детьми была установлена на небольшой скале лицом к замку, т. е. лицом к королю. В период с 1687 по 1689 годы Ж.. Ардуэн-Мансар изменил расположение фонтана и придал ему современный вид» [10; 67].

За партером Латоны на 335 м в длину и 64 м в ширину раскинулся Зеленый газон (иначе называемый Королевской аллеей или Зеленым ковром). С него взору открывается вся перспектива Большого канала. С двух сторон эту длинную аллею обрамляют двенадцать статуй и столько же ваз. Большинство из них выполнены в XVII веке в Риме учениками Французской Академии Художеств.

Зеленый газон плавно спускается к вырытому в 1636 году бассейну, который был перестроен в эпоху Людовика XIV. В 1671 году здесь установили замечательный скульптурный ансамбль из свинца работы Тюби, представляющий Аполлона в колеснице, запряженной четверкой лошадей, и в окружении тритонов и других морских чудовищ (Бассейн Аполлона).

За ним простирается Большой канал, который строился почти тринадцать лет. Длина канала - 1650 м, ширина - 62 м, длина поперечного канала составляет 1013 м. Король с придворными часто катался здесь на лодках и на кораблях, которые были подарены Венецианской республикой французскому монарху в 1674 году. Венецианские гондольеры жили рядом с Большим каналом в местечке, названном впоследствии малой Венецией.

С центральной террасы и Водного партера спустимся на несколько ступеней к Северному партеру[18], обустроенному в 1664 году. Декоративное убранство как дворцовых фасадов, таки фонтанов всецело посвящено водным божествам. Партеры украшены бассейнами Короны, в которых «плавают» свинцовые тритоны и сирены, когда-то блиставшие позолотой, - это произведения Тюби и Ле Онгра. В конце центральной аллеи находится фонтан «Пирамида» работы Жирардона, состоящий из четырех мраморных чаш, поставленных одна на другую, чаши поддерживают свинцовые тритоны, дельфины и раки. Вниз от «Пирамиды» в направлении к бассейну Нептуна плавно спускается Водная аллея, иначе называемая аллеей Смешных мальчуганов. В самом начале этой аллеи находится «Купальня нимф», шедевр Жирардона. Фонтан прямоугольной формы, в который каскадом стекает вода, украшен барельефами из свинца, на которых изображены купающиеся Нимфы.

Водная аллея упирается своим полукруглым краем в бассейн Дракона, символизирующий миф о схватке Аполлона со змеем Питоном, в которой Аполлон побеждает Питона; змей окружен дельфинами, вооруженными луком и стрелами амурами, храбро восседающими на спинах лебедей. Главная струя этого фонтана поднимается на высоту 27 метров. Скульптуры, которые можно видеть сегодня, являются копиями основательно пострадавших от времени и непогод оригинальных композиций братьев Марси.

Построенный под руководством Ленотра в 1679-1681 годах бассейн Нептуна был закончен в царствование Людовика XV в 1738 году с некоторыми изменениями, внесенными архитектором Жак Анжем Габриелем. Двумя годами позже была установлена скульптурная группа «Нептун и Амфитрита», работы Адама Ламбера-Сигизберта. 14 августа 1741года Людовик XV торжественно открыл фонтан, и многочисленные гости смогли восхититься игрой его 99 бьющих струй.

Южный партер[19] расстилается под окнами южного крыла дворца, где в XVIII веке проживали члены королевской семьи. Он окружен с трех сторон террасой, с которой открывается панорамный вид на переплетенные цветочные узоры и редкие кустарники. Площадь Южного партера удвоили в 1672 году, вырубив небольшую зеленую рощу, находившуюся в его западной части. Ленотр разбил его на два участка, поместив в центре каждого из них круглый водоем. И партер был назван Цветочным.

Оранжерея[20], над которой расстилается Южный партер, была построена в период с 1684 по 1686 годы архитектором Ардуэном-Мансаром. Она заменила прежнюю оранжерею, сооруженную по проекту Лево. В 1683 году в центральной нише была установлена статуя короля в античном духе, работы скульптора Дежардена, подаренная Людовику XIV маршалом де Ла Фейад. В зимнее время в оранжерее хранилось более 3000 апельсиновых, лимонных и гранатовых деревьев, которые в теплое время выносились наружу. Пальмы здесь были установлены только в XIX веке. С западной стороны главная галерея заканчивается небольшой надстроенной ротондой, двери которой открываются на аллею Бахуса.

Помимо главных аллей в Версальском парке существуют укромные рощи или боскеты, которые служили местом пышных празднеств, устраивавшихся во дворце. В эпоху Людовика XIV Версальский парк включал 15 боскетов, своеобразно декорированных и разделенных решетками. Большинство боскетов были спроектированы Ленотром. после кончины выдающегося мастера Мансар несколько видоизменяет декор некоторых боскетов.

Построенный в 1681-1683 годах боскет «Рокайль» назывался при Людовике XIV «бальной залой», поскольку в центре него находилась мраморная площадка для танцев. В праздничные вечера гости усаживались на ступеньки зеленого амфитеатра, а музыканты располагались над каскадом. Этот уголок в его современном виде был создан художником Робером в 1774-1775 годах, когда пересаживались деревья в Версальских садах. Таким образом, он отвечает не «французскому» типу парка, созданному Ленотром, а тяготеет скорее к паркам «английского» типа, распространенным в конце XVIII века.

Боскет Королевы создается в современном виде в 1775-1776 годы в результате пересадки парка, осуществленной по приказу Людовика XVI. Его планировка выполнена в соответствии с принципами парков «английского» типа на месте находившегося здесь прежде знаменитого Версальского садового лабиринта; этот лабиринт, состоящий из многочисленных узких аллей, скрывающих 39 фонтанов, был разбит в 1666 году по проекту Ленотра. Но, к сожалению, этот восхваляемый во всех путеводителях XVII века уголок постепенно пришел в запустение и был уничтожен в 1774 году.

сквозь занавес листвы просвечивают лесопосадки, реализованные в шахматном порядке, которые были высажены здесь на месте двух вырубленных боскетов: Северного боскета «Дельфин» и Южного - «Жирандоль». Южные и симметричные им Северные площадки «в шахматном порядке» украшены мраморными термами, выполненными в Риме учениками Французской академии по моделям Пуссена для суперинтенданта Фуке; впоследствии были перекуплены Людовиком XIV.

Вырытый в 1672 году Зеркальный бассейн входил в ансамбль, называвшийся Королевским островом. Когда в XIX веке Людовик XVIII велел архитектору Дюфуру реставрировать Версаль, Королевский остров, превратившийся к тому времени в болото, заменили лужайками и цветниками, и назвали садом Короля. Этот окруженный изгородью сад, спланированный на английский манер, был засажен экзотическими деревьями и редкими растениями. Зеркальный бассейн (или «Лужайка»), отделенный от острова дорогой, - единственная сохранившаяся деталь оригинального ансамбля XVII века.

Боскет Каштановая роща, имеющий продолговатую форму, когда-то назывался античной или Водной галереей; его засадили в 1680-1683 годах; центральная аллея, засаженная апельсиновыми деревьями и тисами, пересекала его, повсюду били многочисленные фонтаны. 24 античные статуи обрамляли эту аллею. В 1704 году боскет подвергается значительным трансформациям и вскоре превращается в Каштановую рощу - «зал», украшенный античными мраморными бюстами и двумя статуями. От первоначального проекта сохранились лишь контуры и два круглых фонтана, расположенные с двух сторон боскета.

 

Назад | Следующая страница
В начало реферата


 
     
 

2021 © Copyright, Abcreferats.ru
E-mail:

 

диваны, кухни, кресла похудение, спортивное питание Каталог офисной мебели Яндекс.Метрика